Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета

Глава 1-ая

Качели

Её проявление из небытия, её «Я – ЕСТЬ» началось броским, солнечно-синим, слепящим глаза, заливающим этой синевой, летящей навстречу. Она захлёбывалась ею, как будто обжигалась, глотая эту колоритную синеву. Она качалась на качелях Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета.

Дед сделал качели в проёме двери из коридора на улицу. После сумерек коридора, куда она влетала, синева на улице была в особенности ослепительна. Что-то очень дрожало в груди, когда из Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета броского она ныряла спиной в тёмное и всё тело покалывало от парящего вокруг неё быстрого потока воздуха. В конце движения – блаженное освобождение. И – снова – полёт! В мгле коридора огромные тёплые ладошки с чуток Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета приплюснутыми широкими ногтями – очень знакомые дедовы ладони – обхватывали её, согревая на мгновенье. И опять кидали в ослепительную синеву. Летала, повизгивая от испуга и наслаждения. А за спиной, в мгле, были огромные тёплые руки Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета. Очень надёжные. Ей было около трёх лет.

Была тут и она сама, и лодка в далеком углу огромного – он ей казался огромным – промышленного двора, заросшего травой – лесом. Лодка – когда-то голубая Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета, а сейчас облупленная, брошенная, с прогнившим дном. Она была вечно – была до того, как появилась на свет она – Катюша. В лодке жили ярко-красные букашки – «солдатики», с чёрными, накрест, точками на спине Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета. Когда они двигались парой, были похожи на трамвай с прицепом, звенящий на их улице под самыми окнами…

Загадочная страна юношества, где Катя то выглядывает на броский свет, то исчезает в потёмках Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета сознания, как будто качается на качелях меж бытием и небытием, время от времени задерживаясь подольше на светлом, иногда – на тёмном конце движения…

Вот Катя свесилась из открытого окна, лёжа животиком на под­­оконнике. Очень Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета длительно рассматривает она красноватые кирпичи. Ими выложен тротуар у дома. Вдруг эти кирпичи быстро летят ей в лицо, лупят по плечам, груди, животику… Ах!

– Свалилась! Паршивка! – Бабка, запыхавшись, обежала дом через въездные ворота Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета, налетела вихрем. Вихрь закручивает Катю, шлёпает по мягенькому и жёсткому. И, в конце концов, руки бабки, дрожащие от расстройства, ощупывают её, утишают боль и обиду на кирпичи.

Она живойёт в доме деда Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета при заводике безалкогольных напитков. Двор – запрещенная территория, там раз в час въезжают либо выезжают машины. Зато дом в её распоряжении. Самое притягательное место в доме – комната тётки.

Напротив кухни. Туда «нельзя». Конкретно Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета туда охото больше всего. Там зеркало. Круглое, с слабой подставкой, но чудесно мерцающими краями.

Катя строит ему различные «рожи» и говорит с ним. Зеркало от неё сторожат, стращают им. Тут Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета мир тётки Ляльки, самого близкого после деда человека. Вот Лялька берёт кисточку и отрисовывают собственное лицо – глаза, брови. Становится незнакомо прекрасной. Волшебницей. Другая кисточка превращает ногти рук в продолговатые сливинки. Тётя дует на их Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета, помахивая пальцами, как веером, – магический жест в очах замершей Кати. Это припоминает ещё о запрещенном: веере – взрослом, древесном, резном, пахнущем томно и приторно. Эта драгоценность заперта в бабушкином комоде. Его Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета берут в театр взрослый, а Катю тётка водит исключительно в кукольный…

Веха памяти: тётка крутит ручку патефона, ставит пластинку, небольшую комнатку заполняет мягко обволакивающий глас. Он как будто гладит Катю по Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета голове и спине:

…^ Ты звала меня нежно к морю,

Там, где волны во тьме шелестят…

Катя не понимала всех слов, но ей нравилась мелодия. Прижухнув, посиживает совершенно неприметная, чтобы не турнули из Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета рая.

Время от времени, поставив пластинку, тётка подхватывала Катю на руки, объявляя:

– Танцуем танго!

Откинув правую руку с зажатой в неё Катиной ладошкой, тётка двигалась непредсказуемо, отчего Катя прочно цеплялась за тётину шейку Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета. Ноги Кати болтались около тёткиного животика. Танцуя, Лялька вторила пластинке, чуток задыхаясь:


^ Утомлённое солнце лаского с морем прощалось,

В этот час ты призналась, что нет любви.

Мне взгрустнулось мало. Без тоски Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета и печали

В этот час прозвучали слова твои…


Мелодия звучала томно. У Кати кружилась голова. Или от внезапных поворотов, или от мелодии…

Ещё одно тревожило Катю не меньше, чем открытие разноцветного мира вокруг себя. Оказалось Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета, не считая знакомого ей имени «Катя» у неё было ещё много различных имён. Сначала она не желала на их откликаться. Странноватые взрослые, придумывая их, как будто не знали, что она Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета – «Катя». Приходилось вслушиваться в звучание.

«Катюша» – кличёт её дед Андрей. Катя кличёт его отцом. Мягкое «ша» припоминает ей шёрстку котёнка, живущего в парикмахерской на заводском дворе. Иногда – украдкой – ей удаётся его погладить Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета.

«Катюха, Катёнок» – именует её прекрасная взрослая девченка, насмешница и хохотушка Лялька. (Взрослые велят звать её «тётей».) Тогда в своём имени Катя слышит эти саркастические Лялькины «ха-ха». Катюха!

Раз в неделю приезжает в гости Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета Катин отец – «папа Волошин», он очень большой, ему приходится нагибаться у двери в коридоре. Привозит Кате конфеты в коробках, носки в разноцветную полоску либо ленты для бантов. Он кличёт её «Катенькой Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета». Время от времени он конфискует её с собой. Длительно движутся, пересаживаясь с трамвая на трамвай. К бабе Лиде.

Время от времени приезжает из деревни её мать Варя – учительница. Очень схожая на весёлую Ляльку, но Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета строгая. Она повсевременно что-то читает в книгах, даже когда ест.

– Варя, Катя рыдает во дворе. Взгляни, что с ней, во дворе машины, – гласит Бабмуся.

– Золотая слеза не выкатится, – отвечает Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета Варя, не отрываясь от чтенья.

Мама обращается к Кате взросло и строго: «Катерина». Это возлюбленная героиня мамы. Мама преподавала литературу.

С матерью приезжал «папа Петров». Он всякий раз именует Катю по Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета-разному.

Бабмуся именует внучку просто – «Катя», но каждый раз это звучит то строго, то коварно, то саркастически, чего Катя в особенности не любит, угадывая за тоном бабки умаление её собственного «я». Цвета интонаций Катя улавливала Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета резвее, чем смысл слов, угадывая по тону, чего ждать – поощрения либо наказания.

Бабмуся огромную часть свободного времени проводит в спальне. Лежит в халатике на мягенькой бугорчатой, застеленной клетчатым пледом постели. Полуспустив Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета ноги в домашних тапочках, она быстро-быстро чертит указательным пальцем по халатику невидимые крендельки с 2-мя дырочками. Катя длительно и внимательно отслеживает задумчивую бабку, подозревая за этими крендельками какое-то Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета чудо. Но волшебства не происходит, сколько ни крутит бабка своими тонкими, нервными пальцами. Разве время от времени, отвлекшись от задумчивости, ловко ловит приевшуюся ей муху и, оборвав крылья, выбрасывает её в форточку. Фу!

Лялька пользуется Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета её задумчивостью:

– Мам! Я пойду с Катюхой погуляю? – Одевает на Катю красноватое шёлковое платьице в белоснежных мушках, с оборками по плечам и подолу. Привязывает большой красноватый бант на шапку густых волос, очень Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета стягивая их. Катя терпит. Уроки женственности!

– Мам! Мы ушли!

Тётка с Катей движутся трамваем. Не спеша идут в сквер оперного театра. Тётка садится на лавку, а Катя носит ей камни Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета, стёклышки, жучков.

– Подойди во-о-он к тому дяде, – гласит Лялька. – Побеседуй с ним. Познакомься. – Учит, как подойти, не оглядываясь на неё. Ненамеренно.

Катька продолжает урок по собственному вдохновению. «Нечаянно» к дяде Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета летит самый увлекательный для неё листик. Дядя достаёт его, приговаривая:

– Какая славная девченка! Как тебя зовут?

– Кателина. – Славная девченка пока не выговаривает буковку «р».

– Где же твоя мать? – отыскивает очами дядя.

– Мать Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета в делевне. Учит деток, – понятно объясняет ситуацию племянница. – А вот тётя Ляля…

Тётя быстро «спасает» племянницу, чуя, что еще одна заезжая знаменитость не может пройти минуя таковой хорошей шестнадцатилетней тёти – конкретной театралки и Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета одержимой поклонницы оперных актёров. Вкупе с 2-мя подругами-меломанками они часами просиживали в сквере театра ради известного баритона Басманова. Он посиживал с дамой. Позже окликал девчонок:

– Девченки, не пора ли вам к мамам Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета?!

В один прекрасный момент тётя пропала. Из фраз не для неё Катька выяснила: в Сибирь, с Костей. Костю они с тётей лицезрели в цирке. Летающим высоко под куполом в чём Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета-то блестящем и чёрном.

Сейчас в комнате тётки живойёт мать Варя с отцом Петровым. Папа Волошин стал бывать пореже, хотя в доме с ним очень обходительны. Если Катя с папой отчаливала к бабе Лиде Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета, её одевали в новое «московское» платьице, сероватое, с белоснежным воротником и белоснежными перламутровыми пуговицами с блестящими выпуклыми серединками.

Ехали мимо дома с высочайшей колокольней. По пути отец брал очередные подарки Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета – конфеты, детскую посуду. Из этих гостеваний в отцовом доме помнились некомфортная коммуналка с зашмыганным столом общей кухни и большущее, раскрывающееся как матрёшка древесное яблоко с разноцветными леденцами – «монпансье» – в форме груш и Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета яблок. Это – символ отцова дома. Позволяя поахать над собой, Катя с радостью ворачивалась в дом деда...

Маятник памяти колеблется от светлого к тёмному, от тёмного к светлому махом качелей из старого казённого дома с Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета улицы Бахметьевской. В её заглавии собственный загадочный запах. Дом помнился петухами на палочках и запахом жжёного сахара. Заводик выпускал сладкую продукцию: сиропы, конфеты, напитки в бутылках. Сахар плавили в Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета липкую коричневую массу в подвале с обилием ступеней прямо напротив крыльца дома. Детвора ныряла туда, но Кате спускаться вниз дед строжайше воспретил. Она была послушливой…

Светлым пятном выплывает последняя предвоенная ёлка – со Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета звездой на маковке и свечками, зажатыми в железных лапах. На ёлке конфеты и орешки, завёрнутые в фольгу, белка с орешком в лапках из сказки о царе Салтане. И 1-ая утрата: белку пришлось подарить Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета ревущему гостю. Ах! Какие у деток утраты? Всё находится в зависимости от того, что прошло через сердце – все те тонкие нити, которыми опутана память… Как опустел тогда её мир!

После утраты Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета были серьёзней…

Сжавшись в комок, Катя старается спрятаться за кадкой с фикусом. Отчим бьёт собственного взрослого отпрыска Стаську. Прокуда! Он что-то «украл». Отец бьёт его не так, как шлёпала Катю бабушка. Бьёт кулаками Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета, ремнём, зверея и не смущаясь в выражениях. Катя до сего времени не лицезрела ничего подобного и сейчас окаменела от кошмара. Как будто в дурном сне, следила она из-за кадки Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета за людьми. Они метались по комнате, как будто потерявшие рассудок. Катя закончила осознавать, кто это и что происходит. Умоляющие, красивые, как у оленя, глаза Стаса. С криками он убигает от кулака над ним Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета. Она отчаянным взором кидается ему навстречу… Но ноги не слушаются, она остаётся за кадкой. Беспомощна без дедовых рук, утверждавших надёжность её мира. Как велика утрата! Как утрата веры для верующего. Контраст. Если б Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета, как Стас, с юношества она не лицезрела другого, она притерпелась бы. Решила, что так и должно. Так всегда и у всех. Но память сберегала другое. Другого отца – собственного деда, взрослая сила Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета которого никогда не проявлялась так некрасиво. Она затаилась в тихой, немощной ненависти к отчиму и к насилию...

Отчим пропал из её памяти. «Ушёл на фронт». Стас «сбежал на фронт». Она ещё не Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета понимала сущности слов, но слух отметил разницу их исчезновения.

Не стало взрослых парней, появился небольшой. Брат Юрка. Он появился ранее. Но только сейчас Катя увидела его. Новенькая привязанность. Оттого, что не стало Стаса Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета. Мама наказывает ей – старшей – пятилетней, уходя из дому:

– Взгляни за ним. Ты – взрослая! Должна осознавать.

Катя понимала. Серьёзно и трепетно. Прыгая на панцирной сетке взрослой кровати, где лежал Юрка (у Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета него вытряхивало внутренности от её старательных прыжков), Катя пела:


^ Колокольчики мои,

Цветики степные,

Что глядите на меня,

Тёмно-голубые…


Тёмно-голубыми были глаза брата. А песенка – от матери-книжницы. Катерина с Юркой стали ходить в Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета детсад-ясли. Прогуливалась Катя, Юрку носили. Ходить в это казённое заведение ей, домашней, было пыткой. Денек начинался с рёва, с протеста. В садике с боем расставалась со собственной возлюбленной Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета домашней одежкой. Всех переодевали в казённые трусы и майки линяло-голубого трикотажа. Домашнюю одежку прятали от неё высоко на шкаф. Переодеться бы в своё и – ускользнуть! Пройдя через унизительное пребывание голышом, пятилетняя Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета Катя, утомлявшая воспитателей, натягивала постылое и лезла в большой ясельный манеж, где небольшим спелёнутым свёртком лежал Юрка. Клала его на вытянутые рядком ноги и качала в этой люльке. Когда он ревел, вторила от Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета жалости к нему.

Позже смирилась. С чужой одежкой, режимом, обливанием на веранде, прогулками по двору, где росли сиреневатые колокольчики и колющиеся репьи.

Откуда-то из запасников памяти: ярко палит солнце, ноги тонут в жаркой Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета пыли, по которой Катя волочит за руку уже ходячего Юрку. Дорога раскалена и громадна по отношению к ним. Она измеряла эту дорогу скоростью передвижения брата, и её обхватывало чувство потерянности посреди Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета места и жары. Но в степном мареве кое-где впереди маячил колхозный сад, куда всех увели для подкрепления витаминами. Катя с Юркой отстали. Чувство ответственности переполняет Катю.

^ Глава 2-ая

Переезды, передряги…

Степь. Ровненькая как Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета ладонь. Без одного деревца. Только далеко-далеко, кое-где у горизонта колышется река марева. Дорога. Длинноватая и пыльная. Медлительно движутся волы.

– Цоб-цобе! – покрикивает женщина-возница.

Медлительно уплывает из Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета-под ног, спущенных в проём досок, пыльная степная дорога. Катя и Юрка расположились на самом деньке мажары – большущей тележки для перевозки травы. Мама и возница посиживают на поперечной доске над ними. Катя и брат Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета примостились на траве спиной к ходу движения. За тележкой клубится пыль. Пыль медлительно оседает на дорогу, на лицо, одежку, забивает гортань.

– Цоб-цобе! Цоб-цобе!

Движутся к деду с бабкой. В «глубинку Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета». Деды и тётка перебрались туда ещё в самом начале войны. Весь багаж – два чемодана, в одном из которых учебники мамы. Рядом мешок с верхней одежкой. Вечерком тормознули у стога травы в Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета надежде переночевать в нём. Их испугали:

– Сушь такая! Спалите всё и сами сгорите…

Ночевали в избе. Прохладной – саманной. Катя с братом спали на российской печке. Мрачно, сонно. Рядом с котом. И Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета хоть печка прохладная, пахнет свежайшим ржаным хлебом и приторно-сладко – кулагой. Глиняный горшок с ней стоял неподалеку. Запахи переплетались. Пахло замечательно. Удивительно посреди этих запахов и кошачьего мурлыканья знать, что кое-где Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета идёт война. И они «убегают» от войны. От заклеенных накрест бумагой звёнышек окон, от проходящих в пыльной степи усталых колонн боец.

Некоторое количество дней не могли попасть ни на поезд, ни на Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета автобус. Через сон Катя слышит голоса возницы, мамы и хозяйки. Шепчутся и рыдают. Это о войне. Катя прислушалась. Нет, мама не рыдает. Катю оплетает через сон сладкий, дурманящий запах кулаги.

Полусонными, рано утром – опять Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета в дорогу. Спозаранку холодно. Днём горячо и пыльно. Свесив ноги в проём досок, Катя от скукотищи пробует достать пыль ступнями. Лакомятся пышками, испечёнными мамой в дорогу, длительно развязывая мешочек с ними в Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета подпрыгива­ющей арбе. Одна сторона пышек подгорела. Объев не плохое, Катя наобум роняет подгоревшее на дорогу. Корка исчезает в пыли. Катя пугается, разом взрослея: «Преступление? Для чего бросила? А если в «глубинке Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета» и таковой не будет?»

Сколько раз позже укоряла себя Катя за эти корки! Тогда и апофеозом сытости и благополучия вспоминался не дедов дом на Бахметьевской, с качелями, ёлкой, пирожными... То – притча, того просто Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета быть не могло в это голодное военное время. Память выкинула его как ненадобное. Вспоминался чужой дом с российской печью, дурманяще-сладким запахом кулаги и свежайшего ржаного хлеба. И… брошенная в пыль обгорелая Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета корка. Память об этой корке длительно жила и истязала укором подспудно…

После долгой и тряской дороги при заезде в село мама надела на Катю единственное парадное – довоенный белоснежный хлопчатобумажный трикотажный костюмчик. Свитер Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета с воротом под самый подбородок душил её, а белоснежные трико впивались чулочными рубцами и обтягивали ноги туго, как у цирковых мальчишек. Катя ощущала себя несуразно обнажённой. Мама дёргала её, опасаясь из-за Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета маркости костюмчика не довезти дочь до встречи с дедом в солидном виде. Пылила дорога глинистого от стенок до крыш, бурого посёлка. Пока отыскали дом деда, костюмчик был припудрен, а из воротника Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета жаль выглядывало усталое лицо головастого семилетнего заморыша, обрамлённое шапкой густых, грубо постриженных волос.

– Какая серьёзная девченка вышла! – произнесла бабка, вглядываясь в неё, пробовала выяснить в ней ту прилипчивую капризулю, которая Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета принципиально и слитно произносила, издавна, до войны:

– Бабмусь, не буду чайпить, там чаинка!

Пенок и чаинок в жидкостях Катя не обожала, принимая их за мусор. До войны…

Чужой сероватый древесный дом, особо прохладный в пронзительно Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета-ветреную степную погоду. Сероватые предрассветные сумерки. Нахолодавшая за ночь комната, где все вкупе: дед, Бабмуся, Лялька, мама с Катей и Юркой. Дед, не зажигая коптилки, приносит чурки и растапливает чугунку. Пища тоже Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета сероватого цвета. Мамалыга, либо затируха. Мама так ловко искусна натирать эту затируху из ржаной муки, чуток обжаривая её на сухой сковороде. Время от времени, как в праздничек, ели тыкву Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета с раздробленным просом. От просяной шелухи болит животик. Хлеб похож на саманные кирпичи, из которых изготовлены дома и заборы. Время от времени дед подкладывает Кате горбушку побольше, а Юрке – гораздо меньше. Юрка Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета небольшой, но Катя знает, что он может съесть и больше, так как растёт. Ей становится постыдно за льготную горбушку. Но она опасается оскорбить деда. Отламывая по куску, Катя держит хлеб под столом. Жуёт длительно Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета, надеясь там, под столом, спрятать кусок для Юрки. Неунывающая тётка подтрунивает:

– Ну как, Катюха? Повкусней пирожных? Бывало, их в тебя не всунешь. – И подмигивает Кате.

Несерьёзная тётка. И Катя зовет её Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета просто Лялей.

Дед хмурится. Его оперированный желудок чуть совладевает с этой пищей. Катя лицезреет, как он лежит и потихоньку поглаживает себя по животику. А тётка поёт. Сама поёт. Патефона нет. Его «съели».


^ На Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета позицию женщина провожала бойца,

Поздней ночкой простилися на ступенях крыльца.

И пока за туманами созидать мог паренёк,

На окошке на девичьем всё горел огонёк.


Тётка сама как огонёк. Работает в лазарете. Ездит на Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета рытьё окопов. Вечерами прогуливается в гости либо в кружок самодеятельности. Поёт перед ранеными. Время от времени берёт с собой Катю, тащит санки с нею по заснеженным улицам, мимо окон Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета, где чуть мелькают огоньки коптилок. Но тётка как и раньше, как до войны, поёт. Только песни сейчас другие:


^ Тёмная ночь, только пули свистят по степи,

Только ветер гудит в проводах,

Меркло звёзды мелькают Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета…


Но здесь, в степи, свистит только ветер. А тётка поёт.

Бабка уже не лежит в кровати и не крутит восьмёрок. Она повсевременно вяжет. Из старого – новое. На ней сероватая вязаная юбка. Какая Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета-то вытянутая. И сама бабка тоже какая-то вытянутая, сероватая и постаревшая. Не схожая на себя довоенную.

Пропали либо полиняли цветные вещи. Осенью Кате сшили школьное платьице. Из сероватого германского вещмешка Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета. Узкий брезент. Неслыханная роскошь – форменное платьице. Мешочек, только с рукавами и отверстием для головы. Шили вручную. Стоечку воротника смягчили куском крепдешина, остатком сношенной довоенной бабушкиной кофточки. Даже это Катю не веселило. В школу не хотелось Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета. Это – мамина работа, где она теряется целый денек. Прощай, улица, степь, свобода! Дед додумался:

– Ты должна осознать: обучаться нужно. Ты же серьёзная девченка. Что все-таки ты – безграмотная – будешь Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета делать?

Что делать? Все окружающие грамотны. Неграмотность – домашняя трагедия?

1-ый денек в школе – дурной сон. Всё давило, как воротник форменного платьица. Удрать?! Взор бродил по ту сторону окна. Там – без неё! – проходило Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета собственный круг солнце, бегали козявки, чирикали воробьи, пахла полынью степь. (А школа – это навечно?) Бродить по степи с соседскими мальчишками, волоча за собой Юрку и небольшую сестрёнку 1-го из друзей. Исследовать разрушенную Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета довоенную баню с обилием кабинок и переходов. Всё облезло-серое с друзьями окрашено радугой таинственности. Закутки с битым стеклом и поломанными дверьми приманивали и стращали неизвестностью. Пробирались по ним, вздрагивая от скрипа заржавелых Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета дверных петель и хряска битого стекла под босоногими, огрубевшими от цыпок ногами. Замирали над бездонностью ямы от парового котла. Ею стращали детей, опасаясь, что они сами захочут исследовать в один прекрасный момент всё Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета без их, старших. Караулили удодов, живущих в этом заброшенном месте. Как замирало сердечко! Как будто их самих, а не они удодов ловили. Вот осторожно удод высунет свою смешную головку с Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета прижатым от испуга хохолком. Кажется, на голове его лежит палочка. Качнёт он палочкой – и вырвется полосато-нарядным лоскутком из поджидающих его, онемевших от напряжения рук. Сядет на конёк крыши, веером распахнёт хохолок и заладит своё Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета: «Пу-пу-пу! Пу-пу-пу!»

Улетел! Но момент обладания уже погрузился на дно души. Вот! Лицезрела же она его! Скряга бережёт в душе свои «сокровища»: полусгнившее крыльцо бани Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета, из-под которого вылез удод, позеленевшие заборные колодцы с лягушками – очевидцы потаенны и азарта…

Тут же, в школе, она была чужой. Учителям она казалась флегматичной, скучноватой и очень серьёзной.

К зиме, пообвыкнув Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета, Катя закончила считать школу бедствием. Стремительно научилась читать. Читала азартно и запойно, как до того игралась. Общаясь с книгой наедине, избавилась от застенчивости. Зачитываясь, Катя не слышала ничего происходившего в доме. «Зараза» перебежала к ней Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета от мамы. К концу года она прочитала всё, что давали в библиотеке до 5-ого класса. И не могла тормознуть. Переключилась на материнские учебники-хрестоматии для старших классов. Всё, что было в мамином Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета чемодане. Бестужев-Марлинский, «Ледяной дом» Лажечникова, древние водевили. Читала, не понимая человечьих отношений.

И не увидела, как осложнилась атмосфера в дедовом доме. Мама ссорилась с весёлой Лялькой. Они были Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета различными и по нраву, и по возрасту. Мама на семь лет старше, но их находили схожими и даже путали. Время от времени Лялькины фанаты беспардонно приставали к старшей сестре. Её это бесило. Замужней Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета учительнице в строгие военные времена нельзя прогуляться на ветреную Ляльку, которая успела выйти замуж, зная бойца в лазарете всего четыре денька, а сейчас её провожает другой.

– Никого ты не дождёшься! Ни Огантаева, ни твоего Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета законно-незнакомого трёхдневного супруга! – кидала мама сестре в лицо.

Тётка хватала подушку и шла ночевать в прохладные сенцы к козе Розке. На другой денек Катя с Юркой и мамой переезжали к Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета соседке Огольчихе. Катя увидела, как хмурился, как будто от боли в животике, дед, а бабка делала вид, что в их великодушном семействе ничего не происходит.

Весь дом Огольчихи был одной Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета большой комнатой с российской печью. Коридор соединялся с сараем для скотины. Когда Катя оставалась дома одна, её стращали звучные и очень людские вздохи скотины.

На стенке комнаты висели три велика. Два – мужских, один Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета – дамский. Два отпрыска хозяйки и дочь ушли на фронт. Велики стали Катиной мечтой. Практически каждую ночь ездила она на их. Во сне. По пыльной улице либо бурой степи, где ветер. Её мозг освоил всё Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета: знала, как перенести тяжесть тела при повороте влево либо вправо. Знала, как стукнет ветер в лицо и завихрится за плечами. Во снах пережила она всю удовлетворенность овладенья. Наяву ошалело бродила по комнате Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета и ворачивалась к стене, трогала руль, когда была дома одна, пробовала крутить колесо.

Что там физический голод?! Его она повсевременно испытывала, не наедаясь пышкой из картофельной кожицы с несколькими Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета ложками муки с отрубями и со стаканом чая с сахарином. У других и такового завтрака не было. Этот голод можно преодолеть. На шестке печки стоял у хозяйки чугунок с истинной пшённой кашей на Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета молоке. Без просяной шелухи. Катя крошки никогда не тронула. А велосипедный голод её просто измучил.

Весной Огольчиха перебирала содержимое сундука. Трясла телячьи шубы собственных отпрыской, рыжеватые с белоснежными пятнами, со всеми телячьими зализами на Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета боках. Любопытно разглаживать эти шубы. Дошла очередь до велосипедов. Огольчиха вынесла их во двор, чтобы вычистить от пыли. Катька прогуливалась за Огольчихой хвостом, готовясь осмелиться и спросить. Нет, не покататься Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета – протереть пыль, коснуться руля. Вдруг она сама предложит проехаться?! Ведь Катя умеет! Только сесть – и… Дыханье прерывается, гулко барабанит в груди. Кажется, на данный момент Огольчиха услышит этот грохот. Догадается и Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета – сама, сама! – даст Кате проехаться. Если очень-очень охото… на данный момент, на данный момент… нет, спрошу в комнате, нет, лучше – во дворе… Как досадно бы это не звучало! Огольчиха не слышит Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета.

«Жадная», – в один момент раскрывается Кате. Желание обладать великом так громадно. Она онемела, подавляя его.

«Уносит!»

Огольчиха уносит последний, самый желанный – дамский. На нём наверное достала бы педали. Отчаянно-любовным взором провожает его Катя…

И Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета опять катается во сне. И на велике, и даже на грузовике-«полуторке» с неловкой древесной квадратной кабиной. Но – сама за рулём! Ни ухабы, ни кочки, ни дорожные знаки – ничто не мешает во Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета сне. Всё пронизано чувством полёта…

Приближался конец войны. Дед с Бабмусей и Лялькой возвратились в город.

Огольчиха ждёт малышей с фронта.

Снова переезд. На далекую окраину села. В длиннющий саманный Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета дом на берегу речки, слепленный из нескольких разновеликих строеньиц, как будто паровоз с разнокалиберными вагонами. Далековато и от школы, и от друзей. Но вот уже Катя с Юркой целый денек полощутся на Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета мелководной грязно-тинистой речке, наживая цыпки и волчий аппетит, приводивший мама в отчаянье. На её месячную заработную плату можно приобрести либо пуд муки, либо килограмм масла. В каникулы она подрабатывает в колхозе на прополке Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета сладкой свёклы. Детки болтаются одни. Зимой даёт личные уроки обеспеченным ученикам...

Как-то вечерком мама задержалась на педсовете. Катя заперлась на задвижку. В длинноватом доме жутко. Ещё не по привычке чужая печь Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета. Катя, не находя знакомого слаза, другой раз лезла на стенку. Набьёт шишек о матицу, запамятывая о низком потолке. Спала беспробудно.

Измучившись ожиданием, Катя постелила для себя на полу около окна, чтоб Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета мамы было легче добудиться. Пробудилась Катя только с утра. Пробудилась в страхе. Как мама? Вокруг её постели валялись осколки кирпича и комья глины. Одно звено в окне было выбито. В страхе оглянулась Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета – мама с Юркой спали на кровати.

Осознав силу урагана, бушевавшего тут ночкой, Катя безропотно ожидала хоть какой кары. Мама не искусна злиться мелко, расчётливо. Она – гневалась. Сила гнева была непредсказуема. Мама Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета полыхнула остатком жара:

– Расспалась! Убирай!

Юрка растрогал кипевшую раздражением мать – пробудился, прошёл длинноватую анфиладу пристроек, отомкнул тугую задвижку.

«Хорошо хоть в голову не попала», – опасливо обучалась Катя мыслить тайком от мамы, «про себя Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета», чувствуя себя преступницей…

Опять деньками торчали в речке. Плавать они с Юркой научились сразу, ползая на руках по тинистому дну. Захотелось отмыть руки, отделиться от этой липкой грязищи, и именно тогда Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета они – вдруг! – поплыли, бултыхаясь по-лягушачьи. Но всё-таки поплыли! Переходили вброд на другой сберегал в полынную степь. Выливали совместно с ребятнёй сусликов либо тарантулов. С замиранием сердца ожидали у малеханькой норки, где исчезало Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета ведро воды, как блеснут в мгле два глаза паука и вылетит он сам, как будто подкинутый пружиной, чёрно-бархатный страшный комочек, и начнёт двигаться в непредсказуемом направлении. Все – врассыпную!

И в Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета один прекрасный момент Катька изловила себя на ощущении, что так же замерзало у виска, как в ожидании гнева мамы...

К озари снова переезд. Сейчас в другое село, куда мама назначили директором школы. Другой Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета чужой саманный дом с темной, тёмной прихожей. Те же глинистая земля, саманные дома, ветра, срыва­ющие крыши, тот же илистый Узень, пересыхающий летом. И ни деревца окрест. Налоги и суховеи Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета сделали своё. К маю исчезала лебеда, выдерживали только сероватая полынь да чернобыльник, прикрывая эту обнажённую солончаковую землю.

Сухим чернобыльником – чилигой – топили печи. Привозили его целые стога. Укладывали за пределами двора, боясь пожара Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета. Вози­ли на коровах либо на колхозных волах. Другого транспорта на селе не было. Единственный грузовик в сельском совете служил «скорой помощью», возил почту и уголь для школы – длинноватого древесного барака, выстроенного из разобранной Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета церкви. Счастливчики, имеющие скотин, топили кизяками, поэтому местный «дым отечества» отдавал запахом сухого коровьего навоза…

Война отходила. Появились спички. Люди не стали посылать детвору по соседям «за жаром» с недобитыми Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета глиняными корчажками.

Осенью с Японского фронта возвратился отчим. Катя гордилась его медалями и его ружьём, его успешной охотой на одичавших уток, заполонивших речные камыши. Отчим был конкретным охотником. Сейчас он стал Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета директором школы, заменив мама.

Но скоро фронт пролёг через семью, поделив её на «вы» и «мы». «Вы» – мама с Катей, «мы» – отчим с Юркой. Это с её-то Юркой, бродягой, которого она столько лет Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета пасла?! Даже во снах, пробуждалась в прохладном поту оттого, что он куда-то исчезал. Он и наяву часто пропадал. И этот Юрка – его?!

Сейчас отчим их старательно стравливал, как другие петухов Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета либо собак: «Ату, ату её!» И, смотря на их потасовки, преподаватель пописывал стишки:


^ И вот раздался визг кошачий,

Вцепились сходу в волоса.

Сменялся он и на ишачий.

Концерт начался… Чудеса!


Смешной концерт. Правда Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета, не сходу, а после некой выучки. Ещё не так давно небольшой Юрка защищал Катю от мальчиков, её одногодков. Одному голову камнем разбил. Сейчас камешки летели в неё. Место Стаса, пропавшего без вести, заняла Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета она, Катя. Правда, отчим не заходил в раж, как со Стасом. Оглядывался на мама. Тяга к «воспитанию» малышей у него усиливалась, если от него пахло спиртным. Пахло ежевечерне. В магазине по соседству Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета он выпивал свои наркомовские «сто грамм», стремительно пьянел, глупея на все пол-литра. Весь вечер шла словесная перепалка. Отчим цеплялся к каждому слову, а мама глумливо острила, владея языком как шпагой Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета. Супруг беспомощно барахтался в лавине колкостей и льда. Мама мстила за оплошность – она росла в интеллигентной семье и понятия не имела об алкоголизме.

В период «сватовства» Петров был внимателен и обходителен Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета. Был звоночек, предупреждавший её, малосведущую! Когда она шла в его село из собственного примыкающего, где учительствовала, какая-то старуха приостановила её, интересно вглядываясь:

– Эт ты, что ль, жена нашего Каная?

– Какого Каная? – растерялась Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета Варвара.

– Да того самого и Каная, их по-уличному все так зовут. Канаи – они и есть канаи, меж собой канаются. Беги, девка, беги, не связывайся! Он каку красавицу-то, жену-то свою Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета, уканал…

Не дослушав, рванулась прочь. Варвара пристально приглядывалась к Петрову, но он вёл себя нормально, оснований не веровать не было. До войны только воззвание со Стасом было нестерпимо, да и Стас подарком не Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета был…

Катя ёжилась от нескончаемых перебранок. Но вдруг ночкой глас мамы становился другим. Тогда и Катя не понимала свою мама, такую необыкновенную, ни на кого не похожую, всеми почетаемую Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета. И от этого Катя стала прятать от мамы и свои чувства, и свои мысли, всё более не доверяя ей, но любя её.

Мама изредка голубила деток, а сейчас стала совершенно чужой. Но Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета если кто-то болел, была решительна. Не хныкала, как другие, а вылечивала. Когда-то она желала стать доктором. Она летала по дому – ладная, собранная. Никаких запятанных фартуков и мужниных калош, как у многих дам, утонувших Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета в быте. И читала повсевременно. Проверяя каждый вечер большие стопки ученических тетрадок, находила время и для чтения мед литературы.

Когда Юрка захворал корью, фельдшер предупредила:

– Варя, сберегай глаза. Окна Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета нужно бы занавесить…

Чем? Вопрос! Ставень в степном краю не водилось, занавесок тоже не было. Негде приобрести ткани, не на что приобрести. Мама занавесила окно отрезом тёмно-синего японского панбархата, привезённым отчимом с Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета Востока. Соседки ужасались:

– Это панбархат!

Мама небережно и кратко:

– Глаза дороже.

Катя делила с мамой шкалу ценностей.

Мама была прототипом для Кати. Но сейчас почему-либо мама всё почаще становилась противником. Щедро летели Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета подзатыльники, как будто Катька повинна в этой взрывчатой родительской жизни. Перепалки воспринимали нрав военных действий. Характер мамы сталкивался с раздражительностью пьяницы. Артподготовка:

– Воин! Всю войну под бабьим подолом просидел в Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета интендантстве!

– А ты с сестрицей на танцы хаживала!

– Кто вел войну, а кто – пил…

В ход шло тяжёлое оружие – лом, лопата, чугуны, вёдра, топор – всё, в бешенстве попадавшееся под руки с обеих сторон Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета. Катя прижималась спиной к стенке, молчком следя за ходом боёв. Помнила предостережение отчима: «Не лезь! Не твоя семья!» – как будто это сосуществование можно было именовать семьёй…

С кожей, поднявшейся на холке, ожидала конца боя Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета. С вероятным кровопролитием, синяками. Либо сиротством? Резко повзрослевшая, она не раз на уровне мыслей проигрывала ситуацию «про себя»: «Что будет, если с мамой что-то случится? Дед возьмёт её. Но Юрка? Что Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета будет с Юркой? Участь Стаса?»

Катя ассоциировала своё житьё с жизнью подружек. Мамы их бились на грошовых трудоднях. Тут же заработная плата отчима да время от времени дичь к Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета обеду. У подружек – безденежно, но расслабленно. Катя тянулась в эти дома. Выпрашивала у мамы средств на билеты в кино себе и для подружки. В нетопленом клубе с лампами-семилинейками, с движком, которым «прогоняли» кинофильм по Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета частям, они погружались в большой незнакомый мир трофейных кинофильмов. Клуб – под завязку, детвора дружно располагалась на полу перед лавками. Смотрели «Дорогу на эшафот», «Опасное сходство», «Граф Монте-Кристо» с Жаном Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета Маре, «Собор Парижской Богоматери», «Серенаду солнечной долины». И доверчивым сельским дикарям, живущим практически первобытной жизнью, без всяких услуг цивилизации, без электричества и даже без спичек, с той российской выносливостью, которая посодействовала Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета вынести тяжеленную войну, всё увиденное казалось сказкой.

Европа, которую лицезрели селяне в этих фильмах, чуть ли знала такое первобытное убожество. Дома без мебели – стол да лавка, спали на печках и полатях, летом Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета на полу. Дробили просо в «джурмилках» – два камня со штырём посредине, трущихся друг о друга в древесном коробе. Благодатный запах просяных блинов провожал ребятишек в школу к концу войны. Ещё пекли тяжёлый Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета синеющий хлеб, замешенный на перетёртой маленькой картошке со шкурками.

Но душа была жива – душа фаворитов.

Равномерно наполнялись пустующие дома, оставались незанятыми только наибольшие, тяжело отапливаемые.

Опять переезд в один из таких домов на восточной окраине Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета села. Эти нескончаемые переезды лишали привязанности, из которой прорастала любовь к малой родине. А тут – чужие печки, чужие окна, чужие пороги. Кое-где в Катиной памяти маячил дедов городской Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета дом с качелями. Тут оставалась привязанность к просторной полосы горизонта, полынному, душноватому степному ветру, запаху кизячного дыма, к далекому волнистому мареву летних дней да цельной чаше ночного, мерцающего звёздами неба с великолепно частыми Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета звездопадами. Но в далеком уголке души хранилась память о качелях, утопающих в ослепительной небесной голубизне. Она больше никогда и нигде не лицезрела таковой ослепительной голубизны…

Новым жильём стал большой саманный дом, один Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета из трёх сзади всех улиц – меж кладбищем и древесной мельницей, похожей на гигантскую кадушку с крестом полусгнивших крыльев, скрипевших от ветра. Окна дома смотрели в «спину» улицы Задовка – сзади была степь, израненная Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета большенными округленными ямами, из которых когда-то до войны брали глину. На саман для постройки домов. С течением времени ямы осыпались и стали круглыми, с пологими краями, как эмалированные тазы. Любая яма – отдельный Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета дом. Ям было много.

В доме рядом жила сухонькая, старая, но шустрая Дуся Чёрная. Катя не знала, фамилия эта реальная либо «уличная». В селе были различные уличные клички: Бог, Божонок Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета, Гитлер и Штрейхбрейхер, Маня Кривая. Может, Дуся оттого и Чёрная, что на задах её дома, около колодца, была у неё баня, топившаяся по-чёрному. Дым шёл через двери. Сажа на стенках и потолке висела бархатным Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета пологом, как в трубе.

3-ий дом у самого кладбища был ошилёван тёсом, крыт жестью, двор огорожен сараями для скота и высочайшим древесным забором – редкостное благосостояние. Доброкачественный дом и его хозяева не Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета общались с соседями.

Предки Кати и Юрки скотом не разжились. Завели только рыжеватую, востроносую, похожую на лису собачонку Пальму да приблудного кота.

Зимой отапливались только прихожая – она и спальня, и столовая Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета, и кухня. Когда в прихожей холодало, кот ловко устраивался у Пальмы на спине, а собака приваливалась спиной к тёплой печке. Ночевали оба в доме. Волков было настолько не мало, что этих охранников хватило б Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета лишь на одну ночь.

По озари вечерком Пальма ворвалась в дом, распахивая двери с визгом. Дрожала от носа до хвоста. Катя с Юркой мигом мотнулись на улицу и застыли в двери. Через Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета огород сзади двора пробегали тени, мерцая парами зелёных огоньков.

– Волки!

Наутро узнали: у богатых соседей волки разрыли чаканную крышу сарая и зарезали трёх овец.

В банной черноте без теней Катю Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета не так стращали домовой и остальные духи, как возвращение из бани домой. Страшилась волков…

Весной ветер со стороны степи пахнет юный полынью и душицей, возрастающей по южным склонам ям, ранее других оттаявших на Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета солнце. На Пасху эти ямы, уже устеленные спорышем, служили пристанищем маленькой детворы, увязавшейся на праздничек за старшими братьями и сёстрами. Те игрались в лапту либо в «каток». Катком, сшитым из тряпок и ваты Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета, выбивали яичка, разноцветными парочками выставленные в рядок. В чём состояла сущность игры, Катя не знала. Им с Юркой категорически воспрещалось появляться там. Отчим отвечал за антирелигиозную пропаганду.

Здесь же Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета с ребятнёй бегали собаки и щенки. Пальма заводила кавалеров, щенилась по трижды в год. Невольно стала Катя повитухой, постигая все потаенны деторождения. Самое ужасное было позже. Отчим, не таясь деток, выкладывал весь помёт щенят Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета кучкой и расстреливал из ружья дробью. Катя и Юрка подбирали недобитых щенят и несли назад в дом. Отчим глумился над их рёвом и гордился собственной решимостью.

«Может, трусит и взбадривает себя самого?» – подозревала Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета Катя, затаясь в неразговорчивой неприязни. Скоро у неё появился более серьёзный повод для ненависти…

...Через сон откуда-то из нутра дома до неё в мглу на российской печке доносятся непонятные ночные Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета голоса родителей. Катя дёрнулась во сне, как рыба на крючке. Упёрлась ногами в стену запечья. И пробудилась. Голоса приблизились. Мама, отчим? Она заткнула уши. Она не желала слушать их ночных дискуссий. Интимных Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета. Она уже издавна додумывалась, что за этим. Но её слух болезненно обострился. Слышала каждой клеточкой кожи, каждым нервом. Всё, что она желала и не желала слышать. Её слух стал её палачом Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета. Он вбирал дыхание спящего брата, возню кошки, шорох мышей в подпечье, ветра в трубе, скрип кровати. И каждую интонацию в голосе мамы. От саркастической до заискивающей. Неизменная пытка, о которой взрослые Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета не догадывались. Зимой чилиги хватало лишь на отопление прихожей большущего дома. Родителей отделяла только стенка запечья.

Звуки терзали. Катя тужила за мама, разрываясь меж презрением к ней ночкой и почтением днём…

«Что Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета это?» – Катя прислушалась к незнакомым конвульсивным движениям. Осторожность. Незнакомый глас мамы, не её интонации. Катя вся – слух! Отчим зажигает лампу-семилинейку. Стекло скрежещет. Громко. Что с ним? Дрожат руки? Печь разделена стенкой Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета до потолка. Слаз обращён к двери на улицу. Меж печкой и дверцей место для телят. У их нет телят, и место пустует.

Катя смотрит, как на задней стене у входа в дом Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета появляется встрёпанная тень отчима. Мама что-то произнесла. Тихо, но императивно. Отчим идёт к двери, тень на стенке становится меньше, меньше. Несёт какое-то тёмное тряпьё. Он не лицезреет Кати в мгле запечья Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета. Отчим входит назад в дом, волоча ноги. На данный момент видно – он на десяток лет старше мамы.

Почему лежит мама? Так не похоже на неё… Снова шёпот. Тревожный. Что там? Катя напряжена Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета, как зверёныш. Слух, зрение, чутье, нервишки. Запах. «Кровь?!» – выяснила она. Ее начинает мутить от догадок. Происходит что-то страшное – дает подсказку опыт повитухи. Нет, это не роды, но пахнет похоже… Её трясёт озноб. Танцует Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета челюсть, стуча зубами. Кажется, звук сотрясает весь дом…

На данный момент мама встанет – и резкое: «Прекрати стучать!»

Не орет. Хоть бы заорала! Узнать – живая? Хоть бы зарыдала! Она же никогда Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета не рыдает, её мама! Она ни на кого не похожа, её мама… Она – единственная, и без неё Катька не представляет собственной жизни…

Она, Катя, уже знает из дискуссий соседок: не рожать Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета – запрещено. За это судят.

«Что с мамой? Грех? Нужно молчать. А если она умрёт? Как сиротливо с этим ужасом одной! Позвали бы! Она же всё осознает! Она – уже – взрослая. Позовите! Не дремлет… Господи Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета! Что все-таки это?»

Катя вспомнила большой иконостас предшествующего чужого дома, где длительно оставалась одна. Вглядываясь в глаза образов, пробовала осознать, что за ними. Время от времени становилось страшно, но веры она не обретала Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета. На данный момент ради мамы она готова была молиться и веровать. Только бы ничего не случилось с ней… Шёпот… Она! Живая! Мама тихо:

– Придётся ехать. Иди запрягай.

На данный момент отчим пойдёт Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета за школьной лошадью к конюху на другой конец села. Повезёт мама в поликлинику. Так плохо, что нужно ехать ночкой? Который час? Как она одна? Катя очень завозилась, надеясь, что мама услышит её Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета и позовёт. Мама не кличёт. Как она одна? Катька задерживает дыхание, пытаясь услышать. Посодействовать бы, побыть рядом. Убедиться, что живая. И опасается признаться, и опасается унизить мама собственной осведомлённостью Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета. От напряжения пересохло гортань. Время течёт мучительно, и она медлительно проходит с отчимом весь длинный путь по селу. На данный момент отчим идёт через кладбище. Так – короче, но страшно!..

Пришёл. Принёс тулуп. По тени видно Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета, как помогает мамы подняться, вывел под руки. У Кати свалилось сердечко. Отчим возвратился, потушил лампу, ощупью вышел в дверь. Тишь… Ужасная. Какие-то тени прячутся в углах. Охото закричать. Нельзя Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета! Юрка ужаснется.

Отчим возвратился засветло. Мимоходом бросил: «Мать захворала. Отвёз в больницу».

Так докладывают далеким взрослым. Катя молчком кивнула. Он добавил: «Она тесто поставила. Повелела для тебя выпечь хлеб». И ушёл в Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета школу.

Катя в школу не пошла. Тесто было неплохим поводом не ходить. Она была разбита. Тело как ватное.

«Если кто заметит – разревусь. Выдам мать». Вспомнила о тесте. Ухватилась как за спасение.

Длительно Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета растапливала гигантскую русскую печь, подставляя под ноги лавку, чтобы достать до её чрева. Забота о печке и хлебе выручала от дум. Юрка добивался поесть – тоже забота.

Вечерком отчим возвратился поздно. И Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета не один. С физруком. Она ожидающе на их поглядела. Физрук славился тем, что лихо закладывал за воротник. Отчим ещё имел полностью благополучную репутацию, хоть ежевечерне возливал свои наркомовские «сто грамм».

Принесли водки Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета. Отчим стремительно опъянел. Хвастался, геройствовал:

– С камфарой. Но довёз!

«Чем? Сам струхнул?.. Пыжится!»

– Выкидыш, – сказал он физруку, – пульса не было.

Больше Катя ничего не слышала. Наплывшая мгла обложила её чёрной ватой. Её – Кати Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета – не было. Ничего не было: ни уми­равшей мамы, ни Юрки, ни неудачи, ни опьяненного физрука, ни неприятного, неопрятного затылка отчима. Очнулась – стоит за стулом, вцепи­вшись в него онемевшими руками. Умиротворенно звенят Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета стаканы, шумят вилки о сковороду. Она как будто одеревенела. Близко перед ней седоватый затылок. И ударом в висок: «Он – ест, пьёт! А она, мама… погибает!» Сердечко стучит в горле. Затылок припоминает Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета что-то ненавистное…

«А-а, расстрел щенков… Выхватить бы ружьё и… – Она вздрогнула. – Уничтожить! Уничтожить!» – гневно заклокотало в висках. Её заклинило на этом слове. Со всем максимализмом ребенка вину за случи Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета­вшееся она перевалила на него. Она додумалась, что физруку он произнес полуправду. Она не додумывалась только о том, что были и другие виновники – вершители судеб, практически боги, угробившие в войну миллионы, а сейчас требующие деторождения Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета, не обещая прокормить тех, кто уже рождён, но обязавшие законом дам рождать. «Как он смеет бахвалиться? Жить?! Вроде – выручил, а не угробил!» – всё кричало в ней. «У-у-у...» – давило болью Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета сосуды. Застонала вслух. И, ужаснувшись самоё себя, опамятовалась. Не чувствуя ног, старательно переставляя их, вышагнула из-за стула, где мелькал ненавистный затылок отчима. Подальше от греха.

2-ая ночь оказалась страшней первой. Она уже Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета не знала, есть ли мама либо её уже нет… Вчера она слышала её глас, и это уверяло: она – есть. Во вторую ночь в её взбудораженном мозгу время существования мамы нескончаемо удалялось Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета. Всё становилось мистическим с её исчезновением. Даже сопение брата в мгле тёплой печки было очень ненадёжной ниточкой, связывающей её с жизнью. Нужен был глас, хоть какой человечий глас, просто кто-то Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета, с кем можно гласить о ней, мамы, утверждая этим её существование.

Стуча зубами, Катерина спустилась с тёплой печи, пробежала с босыми ногами по прохладным полам и шагнула в мглу к кровати отчима. Она шагнула Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета из такового стршного одиночества, как будто на всей земле осталось только два человека. Она и этот. Села на жёсткий край стальной кровати, поджав ноги. И глухо от кошмара спросила:

– Ты спишь?

– Кто Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета-кто-кто? – сумбурно забормотал он спьяну.

– Я! – испуганно и облегчённо сходу.

– Ты-ы-ы? – опешил отчим.

Её лупил озноб.

«Он же опьяненный. Что это я? С кем говорить-то…» – она Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета поднялась молчком, сходу замёрзнув босоногими ногами.

– Сядь, – осторожно и трезво позвал он. – Холодно, Катюша?

Она сходу обессилела от внезапно рачительного тона и опустилась на край стальной кровати, ударившись. Или от беспомощности Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета, или от ушиба, молчком глотала слёзы.

– Что ты? – услышал он её и пошарил в мгле. – Иди сюда.

Она ощутила близко осиплое, грязное дыхание курильщика. Прикосновение его рук показалось ей осторожно-крадущимся. Одномоментно дёрнулась, стряхивая эти Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета руки. Не веровала она в его доброту. И, не чуя холода, беспамятно, кошкой взлетела по пролазу на печь, не замечая высоты. Под ненадёжную защиту беспечно спящего брата. Не так Глава первая - Народные передвижники Арт-путешествие. Изумрудное ожерелье Саратова десятая планета давно ей исполнилось двенадцать. Одиночество сделало её взрослой.



glava-pervaya-utrachennoe-gercogstvo.html
glava-pervaya-vossoedinenie.html
glava-pervaya-vstupitelnaya-13-glava.html