Глава пятая. Цена свободы. 5 глава

Глава пятая. Цена свободы. 5 глава

Думаю, что Биллу Брею становилось нас жалко, он лицезрел, как мы напряженно работали, репетировали, сколько нагрузок переносили, нередко без способности нормально отдохнуть. Мы отыграли пятнадцать концертов в 1970-том году, в первом государственном туре в 1971-ом – 40 6, а ведь еще снимались в телевизонных шоу, давали интервью, появлялись на разных мероприятиях. Билл, прошлый сыщик Глава пятая. Цена свободы. 5 глава, которого нанял нам Мотаун, был фигурой практически отеческой. Приземистый и светлокожий, с бородой с проседью, малость туговатый на ухо (приходилось орать), наш нескончаемый спутник нередко становился объектом розыгрышей. В один прекрасный момент, пока он спал, Майкл связал шнурки его башмак, сбежал с места злодеяния и заголосил вкупе с остальными Глава пятая. Цена свободы. 5 глава: «БИЛЛ! БИЛЛ! НА ПОМОЩЬ!»
Тот вскочил и здесь же повалился на пол.

Мы окрестили его «дядькой из хибарки», уважали и относились к нему по-особому. Он же время от времени благородно прощал нам маленькие шалости. К примеру, в коридорах гостиниц всегда стояли автоматы с чипсами, колой либо Глава пятая. Цена свободы. 5 глава печеньем, и мы тайком пробирались мимо «пропускного пункта» ночами. «Эй, дурень, я тебя вижу!» - слышен рев нашего охрана. «Билл, - нередко гласил я. – Ну я же только перекусить!»
«Так, а сейчас – стремительно в кровать, пока Джозеф не вернулся», - отвечал он.

Майкл изучал музыку сердечком и разумом. С момента переезда в наше новое Глава пятая. Цена свободы. 5 глава пристанище на Боумон Драйв он начал работать над композиционной составляющей процесса. Подобно ученому, штудирующему материалы по строению ДНК, Майкл изучил структуру песен. Мы включали радиоприемник и пристально вслушивались в партии разных инструментов, в ту гамму красок, которая передавалась при помощи звуков. «Музыку не только лишь нужно слышать Глава пятая. Цена свободы. 5 глава, ее нужно и видеть», - гласил он. Звучит рояль, переливается, представляй водопад. Британский рожок? Ведь это рассвет либо закат солнца. Слышишь виолончель – думай о таинственных историях либо о печалься. Усвоишь песню – узреешь и то, что прячется за ней.

Посреди огромного количества возлюбленных традиционных произведений Майкл выделял «The Nutcracker Suite» Чайковского Глава пятая. Цена свободы. 5 глава (сюита из балета «Щелкунчик» - прим. перевод.). Он услаждался переходами от плавного (струнные) к резкому звуку, время от времени резвому, потом опять спадающему на «нет». Такая структура – A-B-A- (cложная трехчастная форма – прим. перевод.) повсевременно подвергалась нашему серьезному анализу. Находясь под воздействием разборов сочинений величавых мастеров, он смог блистательно соединить мелодии и Глава пятая. Цена свободы. 5 глава прекрасные тексты с битом, который придал его творениям уникальность, выраженную в стиле пользующейся популярностью музыки.

В следущий раз, при прослушивании, к примеру, «Heartbreak Hotel» либо «Dirty Diana», «приглядитесь» повнимательнее, и вы услышите то, что слышал он: оркестровку, раскрывающую все грани повествования.
Прислушайтесь к виолончели в этих Глава пятая. Цена свободы. 5 глава произведениях (задает определенный тон), к начальной аккордовой последовательности в «Thriller» (тревога, беспокойство).

Закройте глаза и прочувствуйте всю палитру чувств, переживайте эти минутки вкупе с Майклом, ведь конкретно так он для себя это представлял.

Потому что мы с братом исполняли партии соло попеременно, спальня в гостиницах была у нас общая, одна на двоих Глава пятая. Цена свободы. 5 глава. Сейчас можно было позволить для себя роскошь: отдых на отдельной кровати - какая разница по сопоставлению с недавнешним прошедшим, когда мы еле-еле помещались на двухъярусной впятером. Время от времени к нам присоединялся Марлон, но в большинстве случаев он оставался в комнате с Тито. Совместные апартаменты разделяли меж собой Глава пятая. Цена свободы. 5 глава и Джонни с Ронни, Джеки же был на особенном положении – жил один. Отдельное проживание не препятствовало нашему общению – мы все еще ощущали себя одной командой. Может быть, Джозеф желал держать под контролем Майкла (что последнему совершенно не нравилось), так как тот был основным шутником, а меня – так как Глава пятая. Цена свободы. 5 глава как раз начал пробуждаться энтузиазм к девицам. Да уж, Мотаун провозгласил меня «Романтиком», таково было мое амплуа!

Майкл вытерпеть не мог, когда отец заходил к нам через смежную дверь, что могло случиться в хоть какой момент. Не имея способности свободно пройтись по улице, он и взаперти ощущал себя под неизменным надзором Глава пятая. Цена свободы. 5 глава. Если мы смеялись после одиннадцати вечера, раздавался стук – Джозеф барабанил по стенке.
«ЭЙ, ВЫ ДВОЕ! СПАТЬ, Стремительно!» Майкл закатывал глаза. «ЕСЛИ ПОТЕРЯЕТЕ Глас, НЕ Можете ВЫСТУПАТЬ, А ЕСЛИ НЕ Можете ВЫСТУПАТЬ...» Можно было не продолжать, мы все понимали. «Ястреб» никогда не промахивался.

Майкл был еще тем Глава пятая. Цена свободы. 5 глава сорванцом. Если раздавался глас Джозефа за стеной, он здесь же бежал за стаканом, прикладывал его к стенке и принимался за дело: подслушивал. Когда нас просили выйти за дверь на собраниях в Мотаун, он вел себя точно также, в особенности, если звучало его имя. Брат везде совал собственный нос, любознательный мальчик, в этом Глава пятая. Цена свободы. 5 глава смысле он напоминал мама отца, Бабушку Кристал. Он грезил о расчудесном приспособлении, которое позволило бы слышать дискуссии на расстоянии. «Ты представляешь, как круто было бы?», - гласил он. – Тогда точно узнали бы, что за планы в голове у Джозефа!»
Еще позже место отца заняли юристы и представители студий Глава пятая. Цена свободы. 5 глава звукозаписи.

Майклу было любопытно, что о нем молвят фанаты. В почти всех городках мы выключали свет, приникали к окнам и следили за машинами, на которых приезжали поклонники. Они выкрикивали наши имена, нажимали на клаксоны, мигали фонарями автомобилей – периодически суета под окнами напоминала нам кинозал под открытым небом. Мы посиживали тихо, рассматривая Глава пятая. Цена свободы. 5 глава людей – точно также мы смотрели из нашего окна на Джексон-стрит, 2300. Да, мы поменялись, мечты осуществлялись, но «они и мы» так и остались прежними. На нас смотрели также, как и мы когда-то, а травка время от времени казалась идиентично зеленоватой по обе стороны стенки. Майклу в особенности.

Точно Глава пятая. Цена свободы. 5 глава можно было гласить об одном: навряд ли те же ребята, с которыми мы себя ассоциировали, пробуждались по утрам и встречались взорами с привлекательными горничными, хихикавшими у их кроватей.... Девицы улыбались и фотографировали нас, а Джозеф стоял рядом, смеялся и, видимо, совершенно этому не препятствовал. Отец был ранешней Глава пятая. Цена свободы. 5 глава пташкой, мы же обожали поваляться в кровати дольше. Через сон мы слышали, как он с кем-то говорит: «На мальчиков поглядеть желаете?»

Через пару секунд мы уже оказывались без одеал, в одних пижамах, с помятыми афро – он входил через смежную дверь. Чудаковатый поступок для человека, так заботящегося об стиле Глава пятая. Цена свободы. 5 глава, но вот так время от времени происходило. Папе нравилось заставать нас врасплох в самые неподходящие моменты.
Когда Майкл старался его перехитрить и запирал дверь, раздавался вопль разгневанного Джозефа: «СЕЙЧАС ЖЕ ОТКРЫВАЙ, Мальчик!»

Он стучал в дверь до того времени, пока мы не сдавались. Если вкупе с папой появлялись горничные, мы злились Глава пятая. Цена свободы. 5 глава, но виду не демонстрировали, мы уважали собственного отца. Так было заведено.

Обычно мы с Майклом проводили все свободное время совместно, и братские узы крепчали с каждым деньком. В детстве мы никогда не спорили и не ссорились. Ну и с остальными изредка появлялись препядствия. Выяснять дела с Майклом либо Глава пятая. Цена свободы. 5 глава Марлоном не было никакого смысла – они были очень малы. В большинстве случаев стычки у меня случались с Тито (когда игры заходили очень далековато), а заводилой был Джеки. Но командный дух всегда брал верх – друг на друга мы не злились. Майкл тянулся ко мне, а я за ним Глава пятая. Цена свободы. 5 глава присматривал. На сцене брат всегда находился справа от меня. В гостиницах – на примыкающей кровати. Я волновался, если он вдруг исчезал из виду. По вечерам, по пути в различные городка либо же дома в Лос-Анжелесе, он читал перед сном, обычно «The Jungle Book» ((«Книга джунглей» - прим. перевод.) либо «The Guinness Глава пятая. Цена свободы. 5 глава Book of World Records» («Книгу рекордов Гинесса» - прим. перевод.). В один прекрасный момент он произнес, что желает стать артистом, который продаст наибольшее количество записей. «Я желаю попасть в эту книжку!»

Перед сном мы говорили обо всем, что приходило в голову и обсуждали письма поклонниц. В моем случае это Глава пятая. Цена свободы. 5 глава были странички, исписанные романтичными признаниями в любви, заполненные особенными, страстными историями от женщин в большей степени лет шестнадцати. В случае Майкла - письма от десятилетних поклонниц, в каких они своим детским почерком выводили что-то вроде «ты такая лапочка».
Он звучно хохотал над предложениями руки и сердца, которые я получал и повсевременно Глава пятая. Цена свободы. 5 глава дразнил меня. Брат задумывался, что я представлял себя «таким крутыыыыыыым». Мы даже разыгрывали сценку меж песнями. «Дамы, Джермейн задумывается, что он такоооой крутооой со собственной гииитаарой, - начинал Майкл, и зал взрывался. «Но, вы же осознаете, все поменяется, - продолжал он, и истерия нарастала. «Потому что мы на данный момент все здесь Глава пятая. Цена свободы. 5 глава поставим на уши! Вот увидите, мы такие же крутые как и Джермейн!»
И проигрывалось вступление к «It’s Your Thing».

Предметом споров, пожалуй, единственным меж нами, становилось зеркало в ванной комнате. На афро-прически уходило довольно времени, мы гордились ими как будто коронами, укладывали, взбивали волосы, позже Глава пятая. Цена свободы. 5 глава приглаживали их. Обучались спать в самолетах так, чтоб прическа оставалась нетронутой, склонив головы набок. Шейки ныли, но оно того стоило! Майкл проводил перед зеркалом практически столько же времени, сколько и я, и препирательства были неминуемы. Я настаивал на том, что волосы у меня длиннее и управляться с ними нелегко Глава пятая. Цена свободы. 5 глава, брат же замечал, что его место на сцене центральное, и что конкретно его прическа находится в конкретной близости от женщин, а ведь им так нравится тянуться к его восхитительному афро. Мы кропотливо наблюдали за собственной наружностью – все должно было смотреться совершенно!

На гастролях Майкл обожал воспользоваться преимуществами шикарной жизни, к Глава пятая. Цена свободы. 5 глава примеру, когда настроение было подходящим, звонил в сервис номеров, представлялся чьим-то ребенком и просил доставить в какую-нибудь комнату большой заказ пищи. Но больше всего ему доставляло наслаждение подшучивать над нашими админами, представляясь одной из поклонниц. Попадало, в главном, Джеку Нэнсу, нашему менеджеру, и Джеку Ричардсону Глава пятая. Цена свободы. 5 глава, водителю и, по совместительству, ассистенту. Майкл поднимал трубку и щебетал девичьим голосом: «Я тебя сейчас лицезрела...Ты мне так понравился, - шептал он, для верности описывая гардероб нашей «жертвы»». «Конечно, я обожаю Майкла, но ты был сейчас прекрасен....»

Я еле мог сдерживаться и нередко сбегал в ванную, чтоб вволю нахохотаться. Майкл же Глава пятая. Цена свободы. 5 глава продолжал с хладнокровным видом: «Как я выгляжу?» Застенчивый хохот. «Ну, я высочайшая, стройная, привлекательная.... Так мне девченки молвят... Сколько мне лет? Практически шестнадцать». Он мог так истязать собеседника достаточно длительно, и его никогда не открывали. Мы просто позволяли им веровать в то, чего хотелось. На последующее утро Глава пятая. Цена свободы. 5 глава мы наблюдали за Джеком, одним либо вторым, который озирался по сторонам с суровым видом, а Майкл толкал меня локтем: «Вот старенькые раззврааааатники».

Если и повстречался на нашем пути какой-нибудь город, которого «джексономания» обошла стороной, то это был Мобил, штат Алабама. Мы со собственной стороны ожидали этой поездки с Глава пятая. Цена свободы. 5 глава нетерпением, так как хотелось побывать на родине Матери, но теплого приветствия так и не последовало.

Дело было не в поклонниках, фанаты реагировали, как и всегда, бурно. Сдержанность чувствовалась на улицах – предки ведали нам о грустно узнаваемых предрассудках, все еще царствовавших на Юге, о том, что черным общинам предстоит еще почти Глава пятая. Цена свободы. 5 глава все пережить, невзирая на бойкот автобусных линий в Монтгомери в 50-х, о борьбе за штатские права и о насилии со стороны белоснежных фаворитов ку-клукс-клана. Мы лицезрели фото людей в белоснежных простынях, знали, что они сжигали кресты, но история оставалась для нас всего только историей. Пока в январе 1971-го года Глава пятая. Цена свободы. 5 глава не произошел один случай.

Разница почувствовалась уже при выезде из аэропорта. Шофер наш был жесток и молчалив, чем разительно отличался от обычных болтунов, с которыми мы обычно путешествовали. Прибыв в отель, он отказался выйти и открыть нам дверь, а багаж так и остался лежать в автомобиле Глава пятая. Цена свободы. 5 глава – никто из персонала гостиницы не подошел и не посодействовал нам с вещами. Разница была явна, а балованными детками мы не были: происходило то, что происходило. Подойдя к багажнику, где все еще лежали наши вещи, мы узрели атрибуты известной организации с знаками «KKK», очевидно созданные для наших глах. Мы застыли. Так бывает Глава пятая. Цена свободы. 5 глава, когда смотришь триллер и узнаешь, что твой шофер и есть тот таинственный убийца. Схожее было чувство. Мы стояли молчком, опустив головы.

Такое же отношение чувствовалось и в самой гостинице. «Кажется, номеров вам у нас нет», - агрессивно отрезал человек на ресепшене. Сюзанн де Пасс, либо кто-то другой из команды Глава пятая. Цена свободы. 5 глава, длительно спорила с ним, заверяя, что комнаты были забронированы за длительное время до нашего приезда, что прибывший коллектив именуется Jackson 5, и что, должно быть, произошла какая-то ошибка.

«Никакой ошибки. Комнат нет», - повторил он.

Так мы провели еще некое время, пока не выпросили свободные номера, с окнами, выходившими на некий Глава пятая. Цена свободы. 5 глава переулок. Раскрывался роскошный вид на мусорные баки. Майкл, по обыкновению, задал вопрос первым, пока мы устраивались в нашем временном жилье. «Почему к нам так относятся, это из-за цвета кожи, да?» - спросил он. Брат находился в растерянности: он знал, что в числе наших фанатов были как темнокожие, так и Глава пятая. Цена свободы. 5 глава белоснежные фанаты. Впервой мы ощутили на собственной шкуре, что означает быть нежеланным гостем, не говоря уже о степени популярности посреди людей.

Произошедшее посодействовало нам понять значимость того, кем мы, как представители юного поколения, являлись для наших темных фанатов: мы как будто несли знамя победы, переданное нам праотцами Глава пятая. Цена свободы. 5 глава, завоевывали почтение к для себя ради всех тех, кто, подобно нам, грезил и ставил впереди себя цели.

В тот вечер мальчишкам из Jackson 5 очень хотелось надрать кое-кому пятую точку, потому выступление вышло памятным - экзальтированные клики и рукоплескания воспринимались по другому, ведь мы праздновали победу. Как произнес Сэмми Дэвис Глава пятая. Цена свободы. 5 глава-младший в 1965-ом году: «Привилегированное положение позволило мне получать тумаки там, куда обыденный негр не добрался бы».

Мемуары Майкла об Алабаме были омрачены к тому же плохим полетом. Никто из братьев не обожал летать, и, будь у нас выбор, мы предпочли бы фургон самолету, но из-за плотного Глава пятая. Цена свободы. 5 глава графика приходилось доверять небесам. Погода за бортом 727-ого была страшной, а воздушные ямы заставляли нас трястить к тому же от испуга. Когда лайнер в один момент резко полетел вниз, и самолет стал раскачиваться из стороны в сторону, я посмотрел на Майкла: он посиживал с закрытыми очами, вцепившись в локотники кресла, и по Глава пятая. Цена свободы. 5 глава щекам его текли слезы. Наверняка, тогда думалось о самом нехорошем, но поменять мы ничего не могли: в окнах было мрачно, а огни в салоне то зажигались, то угасали опять. К счастью, буря миновала, а бортпроводница оказалась довольно милой - она села рядом с Майклом и растолковала, что Глава пятая. Цена свободы. 5 глава ситуация была достаточно неиндивидуальной, и ничего страшного она не предсказывала. Мы успокоились – пока не услышали глас пилота, уже приземлившись: «Самолетом нелегко было управлять, но мы ведь совладали?»

В 1972-ом году нам на глаза попался репортаж о падении какого-то евро аэробуса с высоты 2-ух тыщ футов в Эверглейдс, что испугало Глава пятая. Цена свободы. 5 глава всех еще более.

Спустя какое-то время мы, как обычно, собрались на ресепшене 1-го из гостиниц, уже не помню в каком городке и сообразили, что утратили Майкла. Он изчез в один момент, так, что мы даже не успели осознать, что все-таки случилось. После нескольких напрасных попыток найти Глава пятая. Цена свободы. 5 глава его в лобби, мы вспомнили о том, как когда-то брат скрывался в нашем доме на Джексон-стрит. Поднявшись в номер, мы отыскали его под кроватью. Весь в слезах, вылезать из собственного укрытия он отрешался. «Не полечу никуда, не полечу! Нееет!» Снаружи свирепствовала стихия, капли дождика барабанили по крыше гостиницы Глава пятая. Цена свободы. 5 глава. Последующее, о чем мне вспоминается: Билл тащит на для себя брыкающегося и плачущего Майкла и на руках вносит его в самолет. Обривай, Сюзанн, Джек Ричардсон, все пробовали побеседовать с ним, но брат упирался до последнего. Истерики подобного рода повторялись не раз, и Майкл всегда звал Маму. Отец был рядом, но Майкл Глава пятая. Цена свободы. 5 глава нуждался в любви и поддержке, чего Джозеф предоставить не мог. Заместо этого, все мы, нередко при помощи стюардесс, силком заталкивали его в самолет. Ну и конфеты помогали нам в этом.

Фуррор J5 все нарастал и с течением времени стало понятно, что популярность группы уже выходит за границы Штатов. Мы Глава пятая. Цена свободы. 5 глава выступали по всей Америке, но такие страны как Австралия либо Япония казались нам другими планетками. Джозеф же нацеливался на большее. «Вы завоюете весь мир», - уверенно заявлял он. 5-ый сингл «Mama’s Pearl» не добрался до первых строчек хит-парадов, остановившись на втором месте. То же вышло и Глава пятая. Цена свободы. 5 глава с «Never Can Say Goodbye», но претензий со стороны отца либо мистера Горди не поступало.

Покоряя город за городом, мы не собирались останавливаться на достигнутом. Деньки пролетали так стремительно, что никто из нас не успевал смотреть за очередной победой. Мы понимали, что популярность зависела от вложений и неизменной работы, потому Глава пятая. Цена свободы. 5 глава выпустили 2-ой и 3-ий альбом, добавили в график тура еще несколько городов и появились на страничках «Teen», «Soul», «Time», «Life», «Ebony», «Rolling Stone». Последний именовал нас «ВЕЛИЧАЙШИМ ПРОРЫВОМ СО ВРЕМЕН THE STONES». А еще мы каким-то необычным образом умудрялись обучаться. В Стране восходящего солнца нас объявили «самым многообещающим Глава пятая. Цена свободы. 5 глава певческим коллективом», что последовало за признанием в Америке - в числе более удачных артистов, выпускающих синглы (от Billboard) и за заслугой Image от NAACP, объявившей нас наилучшей вокальной группой 1970-го года. Мотаун нанял Фреда Райса, имеющего опыт работы с The Beatles и с The Monkees для франчайзинга по всему миру Глава пятая. Цена свободы. 5 глава – выпускались куколки, одежка и.... лак для волос. Он даже начал вести переговоры в Нью-Йорке с художниками-мультипликаторами Rankin & Bass, создателями «The King Kong Show» на ABC, по поводу использования наших образов в мультах. «Ваши лица будут повсюду», – произнес он. «Вы – „темные битлы“».

Мне с Майклом такое сопоставление пришлось не Глава пятая. Цена свободы. 5 глава по нраву. По какой причине все «белое», что завоевывает колоссальный фуррор, должно непременно сравниваться с «черным»? Мы были темными Jackson 5, а не «черными битлами». Пресса использовала те же эпитеты, на что мы отвечали милыми ухмылками, но про себя задумывались о том, что две песни – «I’ll Be Глава пятая. Цена свободы. 5 глава There» и «ABC» вообще-то сместили англичан с их первых мест, чем мы страшно гордились. Дух соперничества в нас был очень силен, так как мы считали себя фаворитами. Только вперед. Успехи других подстегивали нас - мы стремились покорять новые верхушки.

Было единственное место на земле, о котором можно было Глава пятая. Цена свободы. 5 глава с точностью сказать: там нас ожидают. В город Гэри, «домой», мы возвратились 1-ый раз за четырнадцать месяцев. В старшей школе Westside было запланировано два концерта. Шел 1971-ый год и около 6 тыщ человек собиралось каждый вечер, чтоб поглазеть на нас, а камеры снимали то, что позже станет основой для специального выпуска по Глава пятая. Цена свободы. 5 глава телевидению под заглавием «Goin’ Back To Indiana».

(прим. перевод. - Брату вторил Джеки, подстегивая слушателей, он вступал с горяченьким: «Хотите еще? Желаете ЕЩЕ?»

-06:36 - 06:50 - Джеки вступает конкретно с этими фразами: "Do you want to take it higher? YOU WANT IT HIGHER?")


http://www.youtube.com/watch?feature=pl … -wzHrnqm5w

Казалось Глава пятая. Цена свободы. 5 глава, даже вертолет, за которым следовал баннер со словами «ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ ДОМОЙ, JACKSON 5», присоединился ко всеобщему ликованию. Шел снег, и мы приземлились на школьной площадке, после этого проследовали к лимузину. Люди не набрасывались на нас, а провожали экзальтированными взорами. Они считали нас «своими».

Завернув за угол, мы узрели родительский дом Глава пятая. Цена свободы. 5 глава и сразу ощутили разницу – новое заглавие улицы: «Бульвар Jackson 5». Прямо перед домом баннер говорил: «ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ ДОМОЙ, JACKSON 5. МЕЧТЫ СБЫВАЮТСЯ».

Улицы были переполнены народом, а ребятишки выкрикивали приветствия:
- Эй, ты меня помнишь? Мы же вкупе прогуливались в младшую школу!
- А с тобой я виделся...
- Майкл! Я слышал, как ты поешь Глава пятая. Цена свободы. 5 глава «Climb Ev’ry Mountain»!

Посреди огромного количества лиц мы длительно высматривали одно и отыскали его – Бернард Брутто, наш старенькый компаньон. Мы принялись щипать его за пухлые щечки, в ответ на это он рассмеялся: «Значит, вы на данный момент средства рубите, ребята? Поздравляю, заслужили!»
- Да мы все те же, мы не Глава пятая. Цена свободы. 5 глава поменялись!
Так оно и было.

В отличие от Бернарда большая часть смотрело на нас другими очами, и это чувствовалось. Снаружи мы выглядели совершенно по-другому. Новый гардероб сверкал так, что сейчас нас видно было за милю и без «вазелиновых лиц». Снутри же мы оставались теми же мальчишками, считали, что Глава пятая. Цена свободы. 5 глава нам подфартило, да и фуррорами гордились. Возвратиться в Индиану после Калифорнии было нелегко, жизнь длилась, мы уже почти все испытали, пережили, и пребывание в Гэри показалось нам кое-чем, что необходимо бросить сзади. Схоже с тем, когда надеваешь туфли, которые для тебя уже нажимают, да и Глава пятая. Цена свободы. 5 глава выкинуть их жалко.

Наш старенькый дом сейчас казался очень небольшим. Снаружи он смотрелся так, как и до этого, даже те же кирпичи все еще лежали на заднем дворе. Войдя вовнутрь, мы ахнули: «Да как мы все тут помещались! Как можно было здесь жить!» Старенькых кроватей на месте уже не оказалось Глава пятая. Цена свободы. 5 глава.

Мы с Майклом стояли у окна и смотрели на людей, собравшихся на улице. «Они же все тут из-за нас, не могу поверить!» - произнес он. В последующей фразе уже звучала нота печалься: «Скольких друзей мы оставили сзади...»

«Многих, - произнес я. – Но заполучили поклонников по всему миру! Сейчас у Глава пятая. Цена свободы. 5 глава нас появились друзья повсюду». Вера в наилучшее помогала глядеть на действительность другими очами.

Мать и Джозеф услаждались вниманием и заслуженными почестями. Они стояли в окружении собственных знакомых – подъехали бывшие коллеги отца, друзья Матери из Sears. Казалось, все от всей души были рады за нас. На официальном мероприятии в школе Глава пятая. Цена свободы. 5 глава мэр преподнес нам «ключ от города» и произнес, что сейчас Гэри известен по всему миру (возможно, конкретно по этой причине потом был переименован The Palace Theater в The Jackson 5 Theater). Мы с честью приняли подарок и, невзирая на то, что, казалось, у нас имелись уже различные «ключи» на свете Глава пятая. Цена свободы. 5 глава, в этом определенном случае символическое признание наших достижений в особенности грело душу – мы его захватили.

Родительский дом на Джексон-стрит все еще находится на том же месте, что и в те дальние времена. Если поглядеть на него со стороны улицы, в нем ничего не поменялось. Он до сих является Глава пятая. Цена свободы. 5 глава собственностью моих родителей. Не думаю, что они когда-нибудь решат реализовать его, ведь он символизирует наши корешки, как и начало нашего пути. В 1989-ом году семья собралась вкупе для записи трека «2300 Jackson Street». Cтроки из первого куплета песни, которая повествует о доме и семье, молвят о многом, но Майклу, как и мне Глава пятая. Цена свободы. 5 глава, в особенности нравилась одна строка: «Друзья мои, я не забуду ваших имен, я все еще тот же...»

В этих словах - все то, что Майкл желал донести до мира в течение всей собственной жизни.

(прим. перевод. – Слова, о которых гласит Джермейн, звучат в конце видео на 3:50 - 3:55: "My friends, I Глава пятая. Цена свободы. 5 глава won't forget your name, I'm still the same (I haven't changed)")

http://www.youtube.com/watch?feature=pl … 1g0fnQO0gQ

Глава восьмая.
Годы в Хейнхервейсте
Уроки жизни

Когда тринадцатилетний Майкл увидел бассейн с 2-мя дельфинами, встроенными в дно, вопрос о предстоящем поиске дома отпал сам собой: Хейвенхерст был Глава пятая. Цена свободы. 5 глава домом мечты, который мы смогли позволить для себя благодаря музыке. Это был май 1971 года и мать с Джозефом основали нашу новейшую Калифорнийскую родину около Лос Анджелеса на околице Энчино в равнине Сан Фернандо.

Сейчас дом непохож на прежний: тогда это было одноэтажное подобие недвижимости на ранчо, нетронутое перестройкой Майкла Глава пятая. Цена свободы. 5 глава. Но там и до нас уже было изготовлено много, так как прежним владельцем дома был Эрл Хаген – композитор, неоднократно награждаемый премией «Эмми», потому стенки в доме были практически пропитаны музыкой и там была звукозаписывающая студия. Мы получили 6 отдельных спален, бассейн, баскетбольную площадку и два акра земли, плотно засаженной Глава пятая. Цена свободы. 5 глава деревьями, которые ограждали нас от главной трассы. Мы могли плавать до заката и завтракать в лучах утреннего солнца, сидя на веранде и наслаждаясь красивым видом на апельсинный сад.

Внезапно, в первый раз в жизни мы получили много свободного места, хотя для этого пришлось пожертвовать видом на Голливуд в пользу не плохих Глава пятая. Цена свободы. 5 глава критерий пригородного проживания немаленькой семьи. Сейчас количество людей в нашей семье возросло до 13-ти – к нам присоединились Джек Ричардсон и Джонни, потому мы нуждались в каждом дюйме восьми тыщ квадратных футов нашего дома (1 фут = 0,305 метров (прим.пер.)).

А тогда Хейвенхерст был ограждён металлическими рельсами электронных ворот. Дом был декорирован Глава пятая. Цена свободы. 5 глава в стандартном стиле 70-х – огромное количество раздвижных дверей, пластмассовые сидения, калоритные цвета, пластмассовые панели и нам казалось, что мы растрачивали массу времени, спускаясь по большой винтообразной лестнице с высочайшими перилами, поднимающейся из гостиной. Спальни сейчас были двойными – для Марлона и меня, Тито и Джонни, Майкла и Рэнди Глава пятая. Цена свободы. 5 глава, Ла Тойи и Джанет, Джеки и Ронни (мы с Майклом по прежнему время от времени изменялись местами). Я кое-где читал, что Хейвенхерст был таким огромным, что мы начали «терять друг-друга» и «составлять график, чтоб иметь возможность видеться». Это полная чушь. Мы же в доме жили, а не в замке Глава пятая. Цена свободы. 5 глава. Понимаете, тринадцать людей могут достаточно плотно заполнить восемь тыщ квадратных футов.

Новый дом был верным признаком того, что мы начали зарабатывать серьёзные средства и мы все начали получать по 5 «карманных» баксов в неделю. Майкл растрачивал свои на всякие материалы для поделок. Ещё он брал различные штуки для фокусов – он Глава пятая. Цена свободы. 5 глава любил иллюзии. Чем более удивлённой смотрелась мать, когда он превращал зонт в цветочки, либо монетка исчезала с его ладошки, тем паче счастливым он смотрелся. Мать купила новейшую мебель в дом и даже смогла повеселить себя огромным одёжным шкафом. Джозеф приобрёл новый Форд Комби и Джеки получил новый предмет гордость Глава пятая. Цена свободы. 5 глава и бесконечной радости – оранжевый Datsun 240Z (до того времени пока он не потянулся за жевательной резинкой во время вождения и не разбил машину на севере бульвара Вентура).

Невзирая на наше благосостояние, предки и не задумывались баловать нас. Этика труда осталась постоянной – предки не желали, чтоб мы Глава пятая. Цена свободы. 5 глава задумывались, что средства ничего не значат. Джозеф даже установил платный телефон-автомат дома. И мы всё так же исполняли домашние обязанности. Если б кто-либо решил проведать нас среди недели, он наверное застал бы меня и Тито за стиркой и вознёй с пылесосом, Майкла, Рэнди и Джанет за протиранием окон и Глава пятая. Цена свободы. 5 глава Джеки с Ла Тойей за увлажненной уборкой и подметанием листьев.

Джозеф всё так же правил семьёй. Он закончил свои худшие эксцессы, но это совершенно не значило, что его воинственный пыл поубавился. Имел место случай, когда Майкл оделся и уже был готов идти с матерью в церковь, а Глава пятая. Цена свободы. 5 глава Джозеф решил, что Майклу следует прорепетировать номер к новенькому турне. Тогда было воскресенье и Майкл решил присоединиться к маме. Когда они ушли, Джозеф в исступленной ярости разбил кулаком оконное стекло. В другой раз Рэнди и Джанет прочуяли всю красота ремня на собственной шкуре, в главном за неповиновение, и, как до этого Глава пятая. Цена свободы. 5 глава, наши домашние репетиции проходили под эгидой телесных наказаний. Сейчас мы выходили на мировую сцену, и ничто не могло пойти некорректно. Мы всё делали совершенно, и пресса надежно наклеила к Джозефу кличку «папа Джо», но это никак не изменило его нрав и режим наших «всенощных» выступлений.

В один прекрасный момент Майкл Глава пятая. Цена свободы. 5 глава, в неком роде, был подвергнут смертельной опасности. Я не помню деталей, но это отдало нам стимул пересмотреть отношение к муниципальным школам в пользу личных. Никто не желал рисковать, в особенности после того, как одна из «Supremes» - Синди Бёрдсонг – заместительница Даяны Росс была похищена после нападения на её свой Глава пятая. Цена свободы. 5 глава дом в тот год, когда мы двинулись на запад. Её везли в Лонг Бич, когда ей удалось отпереть дверь и ринуться из передвигающегося автомобиля на дорогу. Может быть, конкретно по этой причине наше хозяйство пополнилось живностью – Лобо и Хэви – 2-мя германскими овчарками. Лобо дорычался до такового статуса, что всегда Глава пятая. Цена свободы. 5 глава после прихода журналиста в дом его имя полностью оправданно возникало в репортаже. (Фаны Джанет, может быть, помнят, что она носила серёжку-ключ. Это был ключ от клеточки Лобо, потому что она была главной «собачницей» в семье и безперестанно хлопотала о Лобо.) У нас ещё жил доберман Джонни, названый Гитлером Глава пятая. Цена свободы. 5 глава благодаря соответствующей злости, но его кличка из- за собственной специфичности никогда не появлялась в прессе.

Тито, Марлон, Майкл и я сейчас прогуливались в школу Вальтона в Панорама Сити. Либеральное отношение к детям как нельзя лучше совмещалось с нашим гастрольным графиком и к нам относились, как к обыденным ученикам. Майкл всё Глава пятая. Цена свободы. 5 глава ещё был должен пойти на прослушивание для школьного спектакля «Парни и Куклы».

В один прекрасный момент мы с братьями игрались около школьных ворот, когда наше внимание приковал катафалк, паркующийся около тротуара. Кто додумался приехать в школу на катафалке? Это смотрелось малость ненормальным.

Оттуда вышел высочайший, модно одетый чувак Глава пятая. Цена свободы. 5 глава с большущим афро на голове. Он был одет по форме и зол на весь мир из-за этой, как он позднее выразился «паршивой школы» и из-за того, что она была далековато от дома (он жил в Хенхок парке). Какая-то дама, я полагаю, это была его Глава пятая. Цена свободы. 5 глава мать, прочно держала его за руку.

Позже он оборотился к нам и указал на Тито.

- Погодите….вы что, все в этой школе?

- Да, все, не считая Джеки.

Я ещё никогда в жизни не лицезрел ребёнка, который так стремительно переключался со скныры на весельчака. Перед тем, как мы поняли всё происходящее, Джон МакКлейн Глава пятая. Цена свободы. 5 глава, отпрыск директора похоронного бюро, уже стоял на тротуаре и забавно махал собственной маме с идеями о том, что его дали в наилучшую школу в мире. Он стал нам другом на всю жизнь и его неизменное присутствие в нашем доме показывает на то, что мы его приняли Глава пятая. Цена свободы. 5 глава, как сводного брата. Как и хоть какой ребенок, он имел неограниченные амбиции по поводу собственных склонностей к музыке и желал быть гитаристом/композитором/певцом. Он повсевременно тусовался с Тито. Джон делил страсть Майкла к учёбе и был просто восхищён нашим мотаунским образованием. Я говорил ему всё, чему мистер Горди учил нас. Ещё Глава пятая. Цена свободы. 5 глава у него был бесконечный припас буйной энергии, равно как и у Майкла, поэтому, когда эти двое собирались вкупе, создавались двойные задачи.


glava-sedmayapolitika-kompanii-i-osnovnie-principi-ee-deyatelnosti-intervyuirovanie-29.html
glava-selskogo-poseleniya-fruktovskoe-administraciya-selskogo-poseleniya-fruktovskoe-luhovickogo-municipalnogo.html
glava-selskogo-poseleniya-psigansu-reshenie-1.html