Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия"

Глава седьмая.

Процесс "созидательного разрушения"


Теории монополистической и олигополистической конкуренции в их доступном

варианте могут быть применены 2-мя группами оппонентов капитализма. Одни

могут утверждать, что капитализм никогда не благоприятствовал максимизации

производства и экономический рост происходил вопреки неизменному саботажу Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" со

стороны буржуазии. Сторонникам этой точки зрения придется обосновать, что

наблюдавшиеся темпы экономического роста вызваны некой последовательностью

подходящих событий, не связанных с механизмом личного

предпринимательства и довольно сильных, чтоб одолеть сопротивление

буржуазии.

Этот вопрос мы тщательно Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" обсудим в гл. IX. Но приверженцы данного подхода имеют

одно преимущество. В отличие от их представителям 2-ой точки зрения нужно

разъяснить, как капиталистическая реальность, которая сначала

благоприятствовала наибольшему либо, по последней мере, приметному росту

производства Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия", в предстоящем под воздействием монополистических структур, убивающих

конкурентнсть, начала действовать в оборотном на­правлении.

Для этого, во-1-х, требуется придумать воображаемый золотой век совершенной

конкуренции, который в определенный момент перевоплотился в монополистический век Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия",


хотя разумеется, что совершенная конкурентность всегда была всего только абстракцией.

Во-2-х, следует учитывать, что темпы прироста производства совсем не сократились

после 90-х годов прошедшего века, начиная с которых мы можем отметить доминирование

больших концернов (во всяком Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" случае, в обрабатывающей индустрии):

никакого "перелома" в поведении характеристик производства не отмечено. Са­мое же

принципиальное заключается в том, что современный уровень жизни масс сложился конкретно в эру

сравнимо бесконтрольного господства "огромного Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" бизнеса". Если мы составим

перечень предметов, покупка которых заходит в потребительский бюджет современного

рабочего, и проследим, как изменялись их цены начиная с 1899 г., но не в

деньгах, а в часах оплаченного рабочего времени - т.е. индекс Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" в деньгах,

деленный на индекс почасовой зарплаты за надлежащие годы, мы будем

поражены ростом вещественного благосостояния рабочих, который, если учитывать к тому же

увеличение свойства продуктов, не только лишь не уступал, но превосходил все прошлые

характеристики Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия". Если б мы, экономисты, меньше предавались гипотезам и больше

смотрели на факты, мы сразу усомнились бы в плюсах теории, которая

предвещала совсем обратные результаты. Но это еще не все. Как

только мы поглядим на Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" характеристики производства отдельных продуктов, то выяснится,

что большего прогресса достигнули не компании, работающие в критериях сравнимо

свободной конкуренции, а конкретно большие концерны, которые к тому же

содействовали прогрессу в конкурентноспособном секторе (как, к Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" примеру, большие

производители сельскохозяйственной техники). В конце концов в наши души

вкрадывается ужасное подозрение: видимо, большой бизнес в еще большей

степени содействовал увеличению, чем понижению, уровня жизни.

Таким макаром, выводы, к которым мы пришли в Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" конце предшествующей главы, оказались

на поверку неверными. Но они следуют из наблюдений и теорем, которые

практически идеальны [Именно практически. А именно, теория неидеальной конкуренции не

может разъяснить бессчетные и очень принципиальные случаи, в каких даже на уровне

статического Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" анализа модели неидеальной и совершенной конкуренции демонстрируют

примерно схожие результаты (объемы производства). В других случаях

такового совпадения не наблюдается, но несовершенная конкурентность, хотя и приводит

к наименьшему объему производства, в то же Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" время производит некую компенсацию,

которая не учитывается в индексе промышленного производства, но заносит собственный

вклад в то, что этот индекс в конечном счете призван определять. Это, к примеру,

случаи, в каких компания защищает собственный рынок Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия", создавая для себя высшую репутацию как

поставщика качественных продуктов либо услуг. Но чтоб упростить изложение,

мы не будем останавливаться на слабеньких местах самой теории.]. Де­ло в том, что

экономисты и популяризаторы узрели некий нюанс Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" реальности. Они по

большей части узрели его в правильном свете и сделали из этого формально

правильные заключения. Но из такового фрагментарного анализа нельзя сделать

никаких выводов о капиталистической реальности в целом. Если же мы Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" создадим

такие выводы, то угадать можем только случаем. Такие пробы предпринимались,

но счастливого варианта так и не вышло.

Принципиально осознать, что, говоря о капитализме, мы имеем дело с эволюционным процессом.

Кажется Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" странноватым, что кто-то может не замечать настолько тривиального факта, значимость

которого издавна уже подчеркивал Карл Маркс. Но фрагментарный анализ, из

которого мы черпаем огромную часть наших выводов о функционировании современного

капитализма, упрямо его игнорирует.

Поясним произнесенное Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" и поглядим, какое значение это имеет исходя из убеждений нашей

препядствия.

Капитализм по самой собственной сущности - это форма либо способ экономических конфигураций, он

никогда не бывает и не может быть стационарным состоянием. Эволюционный

нрав капиталистического Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" процесса разъясняется не только лишь тем, что

финансовая жизнь протекает в социальной и природной среде, которая меняется

и меняет тем характеристики, при которых совершаются экономические деяния.

Данный факт очень важен, и эти конфигурации (войны, революции Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" и т.д.) нередко оказывают влияние на

перемены в экономике, но не являются первоисточниками этих перемен. То же самое

можно сказать и о квазиавтоматическом росте населения и капитала, и о причудах

монетарной политики Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия". Основной импульс, который приводит капиталистический

механизм в движение и поддерживает его на ходу, исходит от новых потребительских

благ, новых способов производства и транспортировки продуктов, новых рынков и новых

форм экономической организации, которые делают капиталистические предприятия.

В Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" предшествующей главе мы лицезрели, что уровень жизни рабочего с 1760 но 1940 г.

поменялся сначала не количественно, а отменно. Подобна история

развития сельского хозяйства. Начиная с первых попыток рационализировать

севооборот, применить плуг и удобрения и кончая Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" нынешними механизированными

фермами, имеющими крепкие связи с элеваторами и стальными дорогами, - это

история революций. То же самое можно сказать и об истории темной металлургии от

печей, работавших на древесном угле, до наших современных печей Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия", об истории

энергетики от водяного колеса до современных электрических станций, об истории

транспорта от почтовой кареты до самолета. Открытие новых рынков, внутренних и

наружных, и развитие экономической организации от ремесленной мастерской и

фабрики до таких концернов, как "Ю Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия".С.Стил", иллюстрируют все тот же процесс

экономической мутации, - если можно употребить тут био термин, -

который безпрерывно революционизирует [Строго говоря, эти революции происходят не

безпрерывно, а дискретно и отделяются друг от друга фазами Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" относительного

спокойствия. Но весь процесс в целом вправду непрерывен, т.е. в каждый

данный момент происходит либо революция, либо усвоение ее результатов. Обе эти

фазы, вкупе взятые, образуют так именуемый экономический цикл.] экономическую

структуру изнутри, разрушая старенькую Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" структуру и создавая новейшую. Этот процесс

"созидательного разрушения" является самой сутью капитализма, в его рамках

приходится существовать каждому капиталистическому концерну. Этот факт имеет

двойственное отношение к нашей дилемме.

Во-1-х, так как мы имеем дело Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" с процессом, каждый элемент которого просит

значимого времени для того, чтоб найти его главные черты и

окончательные последствия, глупо оценивать результаты этого процесса на

данный момент времени: мы должны делать это за период, состоящий Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" из веков либо

десятилетий. Неважно какая система - не только лишь финансовая, - на сто процентов использующая

все свои способности для получения лучшего результата в каждый данный момент

времени, может в длительном нюансе уступить системе, которая Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" не делает этого

никогда, так как короткосрочные достоинства могут обернуться длительными

слабостями.

Во-2-х, так как мы имеем дело с процессом органическим, то анализ того, что

происходит в отдельном концерне либо отрасли, может прояснить, как работают

отдельные детали Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" всего механизма, но менее того. Поведение того либо другого

предприятия следует оценивать только па фоне общего процесса, в контексте

порожденной им ситуации. Нужно узнать его роль в неизменном потоке

"созидательного разрушения", нереально Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" осознать его вне этого потока либо на

базе догадки о неподвижности ми­ра.

Но конкретно из этой догадки исходят современные экономисты, которые,

исследуя, например, ситуацию в олигополистической отрасли (т.е. отрасли,

состоящей из нескольких больших Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" компаний), лицезреют только отлично известные меры и

контрмеры, безизбежно ведущие к высочайшим ценам и ограничению производства. Они

берут текущие величины характеристик без учета прошедшего и грядущего и считают, что

все они сообразили, если смогли Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" разъяснить поведение этих компаний при помощи принципа

максимизации прибыли на этот момент. В работах теоретиков и докладах

правительственных комиссий поведение таких компаний фактически никогда не

рассматривается как итог прошедшего и как попытка совладать с Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" ситуацией,

которая стремительно изменяется, попытка компаний устоять, когда почва уходит у их из-под

ног.

Другими словами, обычно делему лицезреют в том, как капитализм работает в

рамках имеющихся структур, тогда как действительная неувязка в Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" этом случае

заключается в том, как он создаст и разрушает эти структуры.

Пока исследователь не признает этого, его работа глупа. Но как он

это признает, его взор на капиталистическую практику и ее социальные

результаты претерпевает существенное изменение Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" [Следует отметить, что изменению

подвергается только наша оценка экономической эффективности капитализма, а не

наше отношение к нему исходя из убеждений морали. Моральное одобрение либо осуждение

совсем независимо от нашей оценки социальной (и хоть какой другой Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия")

результативности системы, если только подобно утилитаристам мы не отождествим их

по определению.].

Сначала нужно пересмотреть классическую концепцию конкуренции. На данный момент

экономисты начинают признавать не только лишь ценовую конкурентнсть, да и конкурентнсть

политики сбыта. Как это Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" происходит, ценовой параметр теряет свое

доминирующее положение в экономической теории. Но до сего времени в цен­тре

внимания экономистов все еще находится конкурентность, протекающая в рамках

постоянных критерий, а именно постоянных способов производства и

организационных Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" форм. Но вопреки учебникам в капиталистической реальности

преобладающее значение имеет другая конкурентность, основанная на открытии нового

продукта, новейшей технологии, нового источника сырья, нового типа организации

(к примеру, больших компаний). Эта конкурентность обеспечивает решительное сокращение

издержек либо Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" увеличение качест­ва, она грозит имеющимся фирмам не

малозначительным сокращением прибылей и выпуска, а полным банкротством.

По своим последствиям такая конкурентность относится к классической как

бомбардировка к взламыванию двери. В этих критериях Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" степень развития

классической конкуренции не так принципиальна: мощнейший механизм, обеспечивающий

прирост производства и понижение цен, все равно имеет иную природу.

Чуть ли нужно упоминать о том, что конкурентность, о которой мы на данный момент Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" ведем

речь, влияет не только лишь тогда, когда она уже есть, да и тогда, когда

она является всего только возможной опасностью. Можно сказать, что она

дисциплинирует еще до собственного пришествия. Предприниматель чувствует себя в конкурентноспособной

ситуации Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" даже тогда, когда он является полным монополистом в собственной отрасли либо

когда правительственные специалисты не обнаруживают эффективной конкуренции меж

ним и другими фирма­ми в его отрасли либо смежных областях и делают вывод о Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" том,

что он ссылается на наличие соперников только для отвода глаз. В почти всех

случаях, хотя и не всегда, такая ситуация в конце концов порождает поведение

очень близкое к тому, которое соответствует модели совершенной конкуренции Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия".

Многие теоретики придерживаются обратной точки зрения, которую легче

всего проиллюстрировать на таком приме­ре. Представим, несколько розничных

торговцев, действующих в одном районе, стремятся сделать лучше свои позиции, повышая

качество обслуживания либо создавая "дружественную атмосферу", но Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" избегают ценовой

конкуренции и ведут торговлю по старинке, как принято в местных местах. Если на этот

рынок приходят новые торговцы, состояние квазиравновесия нарушается, но это

совсем не идет на пользу покупателям. Экономическое место для каждого из

мага­зинов Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" сокращается, их обладателям становится тяжело свести кон­цы с концами

и они пробуют выйти из положения, повысив цены но потаенному соглашению. Это еще

более уменьшит их реализации и т.д. В Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" конечном итоге рост потенциального предложения будет

сопровождаться ростом цен и падением продаж, а не напротив.

Такие случаи вправду встречаются и с ними стоит разобраться. Но на

практике они встречаются в секторах, менее обычных для Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" капиталистической

экономики [Ср. также аксиому, которая нередко бытует в теории неидеальной

конкуренции: аксиому о том, что в критериях неидеальной конкуренции

производственные и торговые конторы имеют иррационально малые размеры. Так как в

то же время подразумевается, что Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" несовершенная конкурентность является более

соответствующим признаком современной экономики, нам остается только удивляться

тому, каким лицезреют мир экономисты. Разумеется, они имеют дело с миром, состоящим

полностью из исключений.]. Не считая того, они преходящи по самой собственной природе. В

нашем Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" примере с розничной торговлей реальная, осязаемая конкурентность появляется не

от возникновения новых магазинов такого же типа, а со стороны универмагов, сетей

магазинов, торгующих но почте, и гипермаркетов, которые в какой-то момент

разрушают старенькую Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" отраслевую структуру [Однако угроза их вторжения не окажет на

маленьких лавочников обыденного дисциплинирующего воздействия: их очень ограничивает

данный уровень издержек. Вроде бы искусно они ни вели свое хозяйство, они не

сумеют биться с соперниками, которые Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" могут для себя позволить продавать продукт по

стоимости, не превосходящей закупочную стоимость маленьких магазинов.].

Теория, игнорирующая этот значимый нюанс конкуренции, тем упускает

из виду все, что в ней есть фактически капиталистического. Даже если она не

противоречит логике Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" и фактам, она похожа на постановку "Гамлета" без царевича

датского.


Глава двенадцатая.

Разрушение стенок


1. Отмирание предпринимательской функции

Говоря о теории исчезновения вкладывательных способностей, мы упомянули о

способности таковой ситуации, когда экономические потребности населения земли

получится удовлетворить так Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" много, что стимулов развивать создание еще

далее фактически не остается. Схожее состояние насыщения, непременно,

отстоит от нас еще очень далековато, даже если исходить из сложившейся структуры

потребностей; а если учитывать, что Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" рост уровня жизни сопровождается автоматическим

расширением этих потребностей и появлением либо созданием новых [Вильгельм

Вундт называл это явление "гетерогонией целей" (Heterogonic der Zwеckе).], то

насыщение преобразуется в некоторое подобие бегущей мишени, в особенности если к числу

потребительских Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" продуктов мы относим досуг. Но давайте все таки разглядим такую

возможность, предполагая, хотя это еще наименее правдоподобно, что способы

производства достигнули таковой степени совершенства, которая не допускает

предстоящего их улучшения.

Возникнет более либо наименее стационарное состояние. Капитализм Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия", который по

существу является эволюционным процессом, истощится. Бизнесменам будет

нечем заняться. Они окажутся приблизительно в таком же положении, как генералы в

обществе, которое совсем уверено, что мир утвердился раз и навечно.

Прибыль, а вкупе с Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" прибылью и норма процента будут стремиться к нулю.

Буржуазия, живущая за счет прибыли и процента, начнет исчезать. Управление

индустрией и торговлей сведется к рутинному администрированию, а сами

управляющие безизбежно обюрократятся. Практически Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" автоматом возникнет самый

на­стоящий социализм. Людская энергия отвернется от бизнеса. Другие,

неэкономические дали станут увлекать разумы и давать простор для приключений.

Применительно к обозримому будущему эта картина никакого значения не имеет.

Но Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" все большее значение приобретает то, что многие из числа тех перемен в

структуре общества и организации производственного процесса, которых можно было

бы ждать вследствие практически полного ублажения потребностей либо абсолютного

совершенства технологии, могут быть обоснованы и той тенденцией Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" развития,

которая совсем верно выслеживается уже сейчас. Прогресс можно

механизировать точно так же, как и управление в стационарной экономике, и эта

механизация прогресса может оказать на предпринимательство и капиталистическое

общество воздействие более Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" сильное, чем остановка экономического прогресса.

Чтоб показать, почему это так, давайте снова вспомним, во-1-х, в чем

заключается предпринимательская функция и, во-2-х, что она означает для

буржуазного общества и выживания капиталистического строя.

Мы уже Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" лицезрели, что функция бизнесменов состоит в том, чтоб

реформировать либо революционизировать создание, используя изобретения либо,

в более общем смысле, используя новые технологические решения для выпуска новых

продуктов либо производства старенькых продуктов новым методом, открывая Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" новые

ис­точники сырья и материалов либо новые рынки, реорганизуя ветвь и т.д. Начало

строительства стальных дорог, создание электроэнергии перед первой мировой

войной, энергия пара и сталь, автомобиль, колониальные предприятия - все это

калоритные эталоны огромного семейства Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" явлений, включающего также и многочисленное

огромное количество более умеренных представителей - прямо до выпуска новых видов колбас

и уникальных зубных щеток. Конкретно такового рода деятельность и есть основная

причина повторяющихся "подъемов", революционизирующих экономический организм, и

повторяющихся "спадов Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия"", возникающих вследствие нару­шения равновесия при

производстве новых продуктов либо применении новых способов. Делать что-то новое

всегда тяжело, и реализа­ция нововведения образует самостоятельную экономическую

фун­кцию, во-1-х, так как все новое Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" лежит за пределами рутин­ных, понятных

всем задач и, во-2-х, так как приходится преодолевать сопротивление среды,

которое зависимо от соц критерий может происходить в самых различных

формах, начиная от обычного отказа финансировать либо брать Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" новые продукты и

кончая физической экзекуцией с человеком, который попробует сделать что-то

новое. Чтоб действовать уверенно за пределами обычных вех и преодолевать это

сопротивление, нужны особенные возможности, которые присущи только маленькой

ча­сти населения, и конкретно Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" эти возможности определяют как предпринимательский

тип, так и предпринимательскую функцию. Но главное в этой функции - не

изобретение чего-либо нового и не создание каких-то критерий, которые

предприятие потом эксплуа­тирует. Главное в Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" ней - делать дела.

Эта соц функция уже сейчас утрачивает свое значение, а в дальнейшем,

непременно, будет играть еще наименьшую роль, даже если сам экономический процесс,

первейшей движущей силой которого является предпринимательство Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия", будет

развиваться прежни­ми темпами. Дело в том, что сейчас еще проще, чем

когда-ли­бо до этого, делать вещи, выходящие за рамки обычного, - нова­торство

само преобразуется в рутину. Технологический прогресс больше становится делом

обществ высококвалифицированных профессионалов Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия", которые выдают то, что

требуется, и принуждают это нечто работать прогнозируемым образом. Романтика

преж­них коммерческих авантюр отходит в прошедшее, так как почти все из того, что

до этого могло дать только превосходное Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" озарение, сейчас можно получить в итоге

серьезных расчетов.

С другой стороны, личность и сила воли, по-видимому, уже не играют таковой роли в

критериях, когда экономические конфигурации вошли в привычку, - наилучшим

доказательством этому служит бесконечный Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" поток новых потребительских и

производственных продуктов, которые не только лишь не встречают сопротивления, но

воспринимаются как подабающее. Сопротивление со стороны тех, чьи интересы

оказываются под опасностью в итоге инноваций в производственном процессе,

навряд ли пропадет до Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" тех нор, пока существует капиталистический уклад. К примеру,

оно стало суровым препятствием на пути массового производства дешевенького жилища,

которое подразумевает конструктивную механизацию и отказ от неэффективных способов

работы строителей. Но все другие Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" виды сопротивления - а именно, сопротивление

потребителей и производителей новым видам продуктов просто поэтому, что они новые,

- фактически уже пропали.

Таким макаром, экономический прогресс имеет тенденцию становиться

персонифицированным и автоматическим. На замену личности приходят бюро и

комиссии Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия". Тут снова будет уместно сослаться на примеры из военной истории.

В прежние времена, прямо до наполеоновских войн включительно, быть генералом

означало быть военачальником, а военный фуррор означал личный фуррор командующего,

который получал надлежащие "дивиденды Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия"" в виде высочайшего общественного

престижа. При существовавшей тогда технике ведения войны и структуре армий

личные решения и авторитет командующего - даже его личное присутствие

верхом на прекрасном жеребце - были необходимыми элементами стратегических и тактических

ситуаций Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия". Присутствие Наполеона на полях схваток должно было ощущаться и

вправду ощущалось. Сегодня же все поменялось. Рационализация и специализация

кабинетной работы равномерно теснят лич­ность, серьезный расчет теснит

"озарение". Военачальник уже не имеет способности лезть в гущу схватки. Он Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" все

более преобразуется в обычного служащего - и перестает быть незамени­мым.

Либо возьмем другой пример из военной истории. В средние ве­ка войны были делом

глубоко личным. Искусство закованных в ла­ты рыцарей добивалось Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" неизменных

упражнений в течение всей жизни, каждый рыцарь был на особенном счету и ценился в

зависимости от личного искусства и доблести. Несложно осознать, почему этот род

занятий послужил основой для появления нового общественного класса Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" в самом

полном и широком смысле этого слова. Но социальные перемены и технический

прогресс подрывали и с течением времени разрушили как функцию, так и положение этого

класса. Но войны от этого не закончились. Просто Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" они становились все более

механизированными - с течением времени их механизированность достигнула такового уровня,

что фуррор на военном поприще, которое сейчас перевоплотился в неиндивидуальную

профессию, уже не несет на для себя той печати личной Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" награды, которая не только лишь

самому человеку, да и социальной группе, к которой он принадлежит, обеспечивала

крепкое положение общественного лидерства.

В наши деньки аналогичный, а если разобраться, то и тот же самый - соц

процесс подрывает роль, а совместно Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" с нею и соц положение капиталистического

бизнесмена. Его роль, хотя она и не может сравниться славой с ролью огромных

и малых средневековых военачальников, также есть либо была одной из форм

личного лидерства, основанной Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" на авторитете личности и личной

ответственности за фуррор. Его положение, как и положение класса военачальников,

ставится под опасность, как эта функция начинает утрачивать свое значение в

соц процессе, при этом не принципиально, чем это вызвано - отмиранием Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" соц

потребностей, которые эта функция обслуживала, либо тем, что эти потребности

стали обслуживаться другими, более обезличенными способами.

Но это сказывается не только лишь на положении бизнесменов, да и на

положении всего класса буржуазии Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" в целом. Хотя сначала собственного пути

предприниматели не непременно принадлежат к классу буржуазии и даже, как

правило, к нему не принадлежат, они все же входят в него в случае фуррора.

Таким макаром, хотя предприниматели сами по Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" для себя общественного класса не образуют,

класс буржуазии впитывает в себя их самих, их семьи и родственников, уплотняя

тем собственный численный состав и актуальные силы, при всем этом семьи, которые

отстраняются Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" от активного роли в бизнесе, выпадают из этого класса через

одно-два поколения. Ос­новную массу составляют те, кого мы называем

промышленниками, торговцами, финансистами и банкирами; они находятся на

промежной стадии меж 2-мя полюсами: предпринимательским началом Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" и

рутинным администрированием доставшегося по наследию дела. Доходы, за счет

которых класс буржуазии существует, и соц положение, которое он занимает,

зависят от фуррора этого более либо наименее активного сектора - который

необязательно составляет меньшинство, в США Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия", к примеру, его толика в буржуазном

классе составляет более 90% - и индивидов, находя­щихся на пути к вступлению в

этот класс. Таким макаром, экономи­чески и социологически, прямо и косвенно

буржуазия находится в зависимости от бизнесмена и как Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" класс живет и по прошествии более либо

наименее длительного переходного периода ото мрет вкупе с ним - не исключено,

что это будет период, в протяжении которого буржуазия будет ощущать, что

она не может ни жить Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия", ни умереть, - подобно тому, как это происходило с

феодальной цивилизацией.

Подведем результат этой части наших рассуждений: если капитали­стическая эволюция -

"прогресс" - остановится вообщем либо будет происходить совсем автоматом,

экономический базис Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" промышленной буржуазии сведется к заработной плате, аналогичной той,

которую сейчас платят за рутинную административную работу, если не считать

рудименты квазиренты и прибыли монопольного типа, которые будут, по всей

вероятности, в течение некого времени сохраняться. Так Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" как

капиталистическое предпринимательство в силу собственных достижений имеет

тенденцию заавтоматизировать прогресс, мы делаем вывод, что оно имеет тенденцию

делать самое себя лишним - рассыпаться под грузом собственного фуррора.

Совсем обюрократившиеся промышленные гиганты не только лишь теснят Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" маленькие и

средние компании и "экспроприируют" их хозяев, но в итоге теснят

также и бизнесмена и экспроприируют буржуазию как класс, который в этом

процессе рискует утратить не только лишь собственный доход, но, что еще более принципиально, и

свою Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" функцию. Настоящими провозвестниками социализма были не интеллектуалы и не

агитаторы, которые его проповедовали, но Вандербильты, Карнеги и Рокфел­леры.

Итог возможно окажется не совершенно по вкусу марксистским социалистам, тем паче

не Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" по вкусу социалистам в более пользующемся популярностью (Маркс произнес бы - вульгарном)

осознании. Но что касается самого прогноза, то тут наши выводы вполне

совпадают.

2. Разрушение слоя защиты

До сего времени мы рассматривали воздействие капиталистического процесса Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" на экономический

фундамент вершины капиталистиче­ского общества, на ее соц положение и

престиж. Но это воздействие простирается и далее, затрагивая институциональные

структуры, которые ее защищали. Термин "институциональные структуры" мы будем

употреблять в самом широком смысле, относя сюда не Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" только лишь юридические университеты,

но также и сложившие­ся установки публичного представления и гос

политики.

1. Капиталистическая эволюция сначала разрушила либо, во всяком случае, во

многом содействовала разрушению институциональных опор феодального мира -

поместья, деревни, ремесленного Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" цеха. История и механизмы этого процесса очень

отлично известны, чтоб стоило на их задерживаться. Разрушение происходило 3-мя

способами. Мир ремесленников был разрушен сначала автоматическими эффектами

конкуренции, исходившей от капиталистического бизнесмена; политические меры

но отмене отживших организаций Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" и законов только зарегистрировали свершившийся

факт. Мир феодальных сеньоров и фермеров был разрушен приемущественно

политическими - в неких случаях революционными - мерами, а капитализм просто

ру­ководил адаптивными преобразованиями, как это происходило, к примеру, в

Германии, когда поместья Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" юнкеров преобразовывались в большие сельскохозяйственные

предприятия. Но наряду с этими промышленными и земельными революциями

происходи­ли более революционные преобразования в общих установках

законодательной власти и публичного представления. Совместно с прежним экономическим

укладом исчезали и экономические Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" и политические привилегии классов и групп,

которые ранее игра­ли в нем ведомую роль, а именно, были отменены налоговые

льготы и политические прерогативы больших и маленьких помещиков и церкви.

Экономически для буржуазии Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" это означало падение бессчетных кандалов и препядствий.

Политически это означало подмену того ук­лада, при котором буржуа был кротким

подданным, другим ук­ладом, который был поближе по духу его оптимальному складу и

его конкретным Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" интересам. Но если посмотреть на этот процесс с позиций

нынешнего денька, невольно появляется вопрос, пошла ли такая полная эмансипация

на пользу буржуазии и ее миру. Ведь эти преграды не только лишь сдерживали буржуазию,

они ее и Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" защища­ли. До того как мы пойдем далее, этот момент нужно объяснить

и оценить.

2. Процесс становления капиталистической буржуазии и связан­ный с ним процесс

становления государственных стран в XVI, XVII и XVIII Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" вв. породили социальную

структуру, которая может показаться двоякой, хотя она была никак менее

двойст­венной либо переходной, чем неважно какая другая. В особенности показательна в этом

смысле монархия Людовика XIV. Царская власть под­чинила для Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" себя поместное

дворянство и в то же время завлекла его на свою сторону, предоставив

возможность служить и получать пенсию и условно признав ее претензии на

положение правящего либо ведущего класса. Точно так же царская власть

подчинила для себя Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" и церковь и заключила с нею альянс [Галликанизм был всего только

идейным отражением этих событий.]. Она совсем укрепи­ла свою власть

над буржуазией, своим старенькым союзником по борьбе с земляными магнатами, защищая

и Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" продвигая вперед разви­тие предпринимательства, с тем чтоб в следующем

эксплуати­ровать его еще больше отлично. Точно так же муниципальная власть -

также землевладельцы и промышленники, действовавшие от се имени, - усмиряла,

эксплуатировала и защищала Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" фермеров и (малочисленный) промышленный

пролетариат - хотя в случае ancient regime (старенького режима) во Франции эта

защита бы­ла существенно наименее видна, чем, скажем, в Австрии в эру правления

Марии-Терезы либо Иосифа II. Это было Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" не просто пра­вительство, понимаемое в

смысле либерализма XIX в., т.е. соци­альная структура, существующая ради

выполнения некого ограниченного круга функций и обязанная уложиться в

малый бюджет. В принципе монархия правила всем - начиная от

человечьих Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" душ, кончая выбором рисунков на шелках лионских ткачей, а в

финансовом отношении стремилась иметь наибольший бюджет. Хотя царская

власть никогда не была воистину абсолютной, муниципальная власть была

всеобъятной.

Верная оценка такового порядка имеет большущее значение для Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" нашего предмета.

Повелитель, придворные, армия, церковь и бюрократия жили во все растущей степени

за счет доходов, создаваемых капиталистическим процессом, при этом вследствие

развития капитализма увеличивались даже феодальные источники доходов. Внутренняя

и наружняя политика и институциональные конфигурации также Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" во все растущей

степени формировались так, чтоб отвечать требованиям этого развития и двигать

его впе­ред. В этом смысле феодальные элементы в структуре так называе­мой

абсолютной монархии представляются кое-чем вроде атавизмов - оценка, которая Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" на

1-ый взор кажется совсем естественной.

Но, взглянув попристальней, мы увидим, что эти элементы значили нечто

большее. Металлической каркас этой структуры как и раньше состоял из людского

материала феодального склада, и материал Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" этот как и раньше вел себя в

согласовании с докапиталистическими традициями. Эти люди занимали

муниципальные должности, служили офицерами в армии, разрабатывали полити­ку -

они вели себя как classe dirigente (правящий класс) и, хотя учи­тывали

буржуазные Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" интересы, от самой буржуазии они кропотливо дистанцировались. Центр

этой композиции - повелитель - был владыкой милостью Божьей, и корешки занимаемого им

положения были феодальными не только лишь в историческом, но также и в

социологи­ческом смысле, вроде Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" бы обширно он не воспользовался экономически­ми

способностями, предоставляемыми капитализмом. Это было нечто большее, чем

атавизм. Это был активный симбиоз 2-ух соц слоев, один из которых,

непременно, поддерживал дру­гого экономически, но в свою очередь воспользовался

политической Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" поддержкой другого. Что бы мы не задумывались по поводу плюсов либо

недочетов такового уклада и что бы не задумывались о нем - также о повесах и

бездельниках-аристократах - сами буржуа, конкретно в этом была Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" сущность того общества.

3. Но только ли того общества? Ответ дает подсказку нам следующий ход событий,

лучшей иллюстрацией которого слу­жит история Великобритании. Знать продолжала

верховодить прямо до конца периода девственного и Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" бурно возрастающего ка­питализма.

Естественно, знать, хотя нигде она не была настолько действенной, как в Великобритании,

часто впитывала в себя выходцев из других слоев, если их заносило в политику,

она стала представителем буржуазных интересов и Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" сражалась за дело буржуазии; ей

пришлось отрешиться от последних собственных легитимных приемуществ; но даже в таком

разбавленном составе и отстаивая цели, которые уже являлись ее своими, она

продолжала комплектовать кадрами политический движок, управлять

государством Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия", пра­вить.

Экономически активная часть буржуазного слоя не очень этому сопротивлялась.

Такового рода разделение труда в целом ее полностью устраивало. В тех случаях, когда

она все таки против него восставала либо когда ей удавалось занять Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" главенствующее

политическое положение без борьбы, ей никогда не удалось перевоплотить свое

правление в блестящий фуррор либо обосновать твердость собственных пози­ций. Появляется

вопрос, можем ли мы разъяснить все эти беды только отсутствием нужного

опыта Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" и установок правящего класса?

Нет, не можем. Как указывает исторический опыт Франции и Германии, где

буржуазия пробовала установить свою власть, у всех этих неудач есть и поболее

глубочайшая причина, которую мы сможем идеальнее всего объяснить Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия", если вновь вернемся к

нашему сопоставлению промышленника либо торговца со средневековым землевладельцем.

"Профессия" последнего не только лишь отлично готовила его к защите собственных

классовых интересов, - он не только лишь был способен отстаивать их с клинком Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" в руках,

- но она также создавала вокруг него некоторый нимб и делала его властелином людей.

1-ое было принципиально, но еще важнее был магический нимб и величествен­ные манеры

- эта способность и привычка Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" повелевать и владычествовать, перед которой уважительно

склонялись все слои общества. Престиж дворянства был так высок, а

властность так эффективной, что в этом случае классовое положение

пережило те социальные и вещественные условия, которые его породили Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия", и обосновало

свою приспособляемость методом трансформации классовой функции к совсем другим

соц и экономическим условиям. С прекрасной легкостью и изяществом лорды

и ры­цари перевоплотился в арбитров, админов, дипломатов, поли­тиков и

военных офицеров того тина, который не Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" имел ничего общего с типом средневековых

рыцарей. И самое, если задуматься, необычное - остатки этого прежнего

преклонения живые и до настоящего времени и не только лишь в очах наших дам.

О промышленнике Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" либо торговце можно сказать прямо обратное. Он,

непременно, лишен какого бы то ни было мистичес­кого нимба, который один только

и возвышает правителей над людьми. Фондовая биржа - слабенькая подмена Священному

Граалю. Мы уже лицезрели, что промышленник и Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" торговец, так как они являются

бизнесменами, также делают функцию лидерства. Но экономическое лидерство

подобного типа в отличие от военного лидерства средневековых лордов не так

просто превраща­ется в лидерство политическое. Быстрее, напротив Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия", бухгалтерские

книжки и расчет себестоимости отымают всегда и держат на приколе.

Я называл буржуа рационалистом, чуждым героики. Чтоб на­стоять на собственном либо

вынудить цивилизацию подчиниться собственной воле, он может использовать только

рационалистические, чуждые героике Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" средства. Он может поражать воображение

своими экономическими достижениями, он может отстаивать свою правоту, он может

посулить средства либо пригрозить их попридержать, он может ку­пить продажные

услуги наемных убийц, политиков либо журнали­стов. Но это все Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия", что он может,

при этом политическая значимость всех этих мер очень гиперболизирована. Ни актуальный

опыт, ни тра­диции буржуа не делают его личность симпатичной. Даже гений

бизнеса вне стенок собственного кабинета нередко и слова никому Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" поперек сказать не отважится

- ни у себя в гостиной, ни с трибуны. Зная за собой эту слабость, буржуа желает,

чтоб его оставили в покое, и сам не лезет в политику.

Читатель, естественно, и Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" тут припомнит исключения из правила. Но опять-таки

исключений этих не так много. Возможности к управлению городским

хозяйством, энтузиазм к нему и успехи в этой области являются единственным принципиальным

исключением в Европе, но это, как мы Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" покажем, не только лишь не противоречит

вы­шесказанному, но даже подтверждает нашу идея. До возникновения современных

метрополий управление городом было сродни хозяй­ственному управлению. Осознание

городских заморочек и автори­тет посреди обитателей Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" давались промышленнику и торговцу

естествен­ным образом, а так как интересы местной индустрии и торговли

составляли главный предмет городской политики, ее полностью можно было проводить с

помощью способов, принятых в бизнесе. В только подходящих критериях эти

корешки давали исключительные Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" побеги - вспомним, к примеру, заслуги Венеции и

Генуи. В этом же ряду стоят и Нидерланды, при этом их пример в особенности показателен,

так как в величавой игре интернациональной политики эта купеческая Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" республика

постоянно проигрывала, и фактически во всех критичных ситуациях ей

приходилось передавать бразды правления полководцу феодального склада. Что

касается Соединенных Штатов, то и тут не­трудно привести список

только подходящих критерий, - вобщем, стремительно идущих на убыль, -

которые разъясняют Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" их фуррор [К этому вопросу мы еще вернемся в четвертой части].

4. Вывод очевиден: если бросить в стороне подобные исключи­тельные условия, мы

увидим, что класс буржуазии плохо подготовлен к решению как внутренних, так Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" и

наружных заморочек, с которы­ми обычно приходится иметь дело правительству всякой

страны, как большой, так и малой. Буржуазия и сама это ощущает, невзирая на

все ее заявления, в каких утверждается оборотное, ощущают это Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" и массы. Под

прикрытием защитной брони, выполнен­ной из небуржуазного материала, буржуазия

может добиваться ус­пеха, при этом не только лишь в оборонительных, да и в

наступательных действиях, в особенности если она выступает как оппозиция Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия". Какое-то

время она ощущала себя так защищенной, что стала даже позволять для себя

нападать на собственный защитный панцирь - это потрясающе иллюстрируют деяния

буржуазной оппозиции в имперской Германии. Но без защиты того либо Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" другого

небуржуазного слоя буржуазия оказывается политически немощной и неспособной

не только лишь вести за собой цивилизацию, но даже защитить свои собствен­ные классовые

интересы. Короче говоря, она нуждается в хозяй­ской руке.

Но капиталистический процесс Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" как благодаря своим экономическим механизмам, так и

своим психосоциологическим эффектам покончил с этим хозяином-защитником, а

где-то, к примеру в США, просто не отдал ему либо его наместнику шанса встать на

ноги. Значение этого Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" усиливается также другим следстви­ем такого же процесса.

Капиталистическая эволюция избавляет не только лишь короля Dei Gratia (Божьей

милостью), да и другие политические укрепления, которые могли бы образовать

деревня и ремесленные цехи. Естественно, ни та, ни Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" другая организация в той

определенной форме, в какой их застал капитализм, крепкими не являлись. Но

капитализм нес с собой разрушения, далековато выходившие за рамки неминуемого. Он

штурмовал ремесленника в резервациях, в каких он мог бы тихо Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" существовать

неопределенно длительное время. Крестьянину он навязал все блага ран­него

либерализма - свободное и ничем не защищенное владение своим участком земли и

веревку индивидуализма, чтоб на ней повеситься.

Разрушая докапиталистический каркас общества, капита Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия"­лизм, таким макаром, сломал

не только лишь преграды, мешавшие его прогрессу, да и те опоры, на которых он сам

держался. Этот процесс, впечатляющий в собственной неумолимой неизбежности, заключался

не просто в расчистке институционального сухостоя, да Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" и в устранении партнеров

капиталистического класса, симбиоз с которыми был значимым элементом

капиталистической системы. Найдя данный факт, сокрытый за обилием девизов,

мы имеем все основания задать вопрос, полностью ли корректно счи­тать капитализм

без помощи Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" других появившейся социальной формой либо он является всего только последней

стадией разложения того, что мы называем феодализмом. В целом, я склонен

считать, что его особенности достаточны, чтоб систематизировать его как

са­мостоятельный тин и Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" считать, что симбиоз классов, которые должны своим

существованием разным эрам и процессам, есть быстрее правило, чем

исключение, - по последней мере, он был правилом в течение последних 6 тыщ

лет, т.е. с тех пор, как первобытные Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" землепашцы перевоплотился в подданных

конных номадов. Да и никаких суровых возражений против сформулированной

выше обратной точки зрения я тоже не вижу.

3. Разрушение институциональной структуры капиталистического общества

Мы возвращаемся сейчас к нашей теме с впечатляющим гру­зом Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" наизловещих фактов. Этих

фактов практически, хотя и не совершенно, довольно, чтоб обосновать наше последующее

утверждение, а конкретно то, что капиталистический процесс, подобно тому как он

разрушил институциональную структуру феодального общества, подрывает также и

свою свою Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" институциональную струк­туру.

Выше мы уже гласили о том, что самый фуррор капиталистического

предпринимательства феноминальным образом имеет тенденцию преуменьшать престиж и

соц вес класса, который сначала с этим предпринимательством

связан, и что огромная армия управленцев имеет тенденцию Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" освобождать буржуазию

от той функции, которой она должна этим соц весом. Надлежащие

конфигурации в содержании и провождающий эти конфигурации упадок актуальных сил

буржуазных институтов и уста­новок несложно проследить.

С одной стороны, капиталистический процесс безизбежно под Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия"­рывает экономическую

базу маленьких производителей и торговцев. Он делает с нижними слоями

капиталистической промышленности то же, что он сделал с докапиталистическими

классами, при этом употребляет для этого тот же механизм - механизм конкурентноспособной

борьбы. Тут, естественно Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия", Марксу тяжело сделать возражение. Пусть реальные факты промышленной концентрации не полностью соответствуют тем иде­ям, которые внушаются

публике (см. гл.XIX). Процесс по сути зашел не так далековато и не так изредка

сталкивается с препятстви Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия"­ями и компенсаторными тенденциями, как это

представлено в почти всех фаворитных изложениях. А именно, крупномасштабное

предприятие не только лишь уничтожает, но в определенной мере также и создаст

питательную почву для появления маленьких производственных и в Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" особенности торговых

компаний. К тому же, что касается фермеров и фермеров, то капиталистический мир

в конце концов обосновал, что он желает и может проводить дорогостоящую, но в целом

эффективную политику сохранения этих Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" укладов. Но в длительном нюансе не

может быть никаких колебаний относительно справед­ливости изготовленного вывода либо

того, к каким последствиям этот процесс приведет. Более того, за пределами

земельной области буржуазия нашла только слабенькое осознание этой задачи [Хотя

есть и Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" исключения. Так, правительство империалистической Германии много сделало

для борьбы с этим определенным видом рационализации, а сейчас сильные тенденции

того же рода мы смотрим и в США.] и ее значимости для выживания

капиталистического Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" строя. Прибыль, которую сулит рациональная организация

производства, в особенности удешевление многотрудного пути продуктов от завода до

конечного потребителя, - это очень сильное искушение, противиться которому

разум обычного предпринимателя не в состоянии.

Тут очень принципиально осознавать, в чем Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" конкретно состоят эти послед­ствия. Обширно

всераспространенный вид социальной критики, с которым нам уже приходилось

встречаться, оплакивает "закат конкурентноспособной борьбы" и приравнивает его к закату

капитализма в силу плюсов, которые приписываются конкуренции, и пороков,

которые приписываются Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" современным фабричным "монополи­ям". В таком осознании

монополизация играет роль атеросклероза и подрывает жизнеспособность

капиталистического строя, сни­жая экономическую эффективность. Мы проявили,

почему таковой взор следует отторгнуть. С экономической точки зрения ни

плюсы конкуренции Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия", ни пороки концентрации экономического контроля и близко

не имеют того значения, какое придается им в схожих теориях. A если б и

имели, все равно в этих рассуждениях упускается из виду одно очень принципиальное

событие. Даже если Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" б управление циклопическими концернами велось настолько

безуп­речно, что ему аплодировали бы ангелы в раю, политические последствия

концентрации все равно оставались бы теми же самыми, какие мы смотрим сейчас.

На политическую структуру страны глубочайшее воздействие Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" оказывает ликвидация

огромного количества маленьких и средних компаний, обладатели которых совместно со своими семья­ми,

ассистентами и партнерами образуют вескую силу у избира­тельных урн и имеют

такую власть над тем, что можно Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" именовать классом мастеров, т.е. верхним слоем

рабочих, какой никогда не сумеет иметь управление большого предприятия; самый

фунда­мент личной принадлежности и свободных договорных отношений стирается в

государстве, в каком с этического горизонта людей Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" исчезают самые энергичные,

самые удобные, самые содержа­тельные людские типы.

С другой стороны, капиталистический процесс подрывает свою свою

институциональную структуру - давайте как и раньше считать "собственность" и

"свободу договоров" partes pro toto (частями Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" заместо целого - лат.) - и в рамках

больших компаний. Кроме случаев, которые все еще играют значительную

роль, - когда компанией фактически обладает один человек либо одна семья, -

фигура собственника уходит в небытие, а совместно с ней исчезают Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" и соответствующие

интересы принадлежности. Остаются наемные управляющие высшего и нижнего звена.

Остаются круп­ные и маленькие обладатели акций. 1-ая группа склонна приобре­тать

установки, характерные наемным служащим, и фактически никогда не отождествляет

свои интересы с интересами держателей Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" акций, даже в самых подходящих случаях,

т.е. в случаях, когда такая группа отождествляет свои интересы с интересами

концерна как такого. Представители 2-ой группы, даже если они счита­ют свою

связь с концерном Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" неизменной и вправду ведут себя так, как должны вести

себя держатели акций согласно денежной теории, все таки отличаются от настоящих

владельцев как по своим функ­циям, так и по своим установкам. Что все Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия"-таки касается

третьей группы, то маленькие держатели акций, обычно, вообщем не интересуются

делами компании, акции которой для большинства из их образу­ют только маленькой

источник дохода, но даже если они этим инте­ресуются, они фактически Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" никогда не

прогуливаются на собрания акционе­ров, если только они либо их доверенные лица не желают

кому-то на­рочно досадить; так как их интересами нередко третируют, а са­ми

они задумываются, что их Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" интересами третируют даже почаще, чем это случается на самом

деле, они, обычно, воинственно относят­ся и к "собственной" компании, и к

большому бизнесу вообщем, и к капи­тализму как таковому - в особенности если дела идут

не очень Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" отлично. Ни одна из этих 3-х групп, которые я выделил как самые

ти­пичные, не является бесспорным выразителем интересов, харак­терных для

такового любопытного явления, настолько содержательного и так стремительно исчезающего,

которое обозначается Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" понятием "собственность".

То же самое можно сказать и о свободе договора. В эру рас­цвета договорных

отношений это понятие означало свободу заключать личные договоры на

основании личного выбора из нескончаемого числа способностей.

Стандартизирован­ный, лишенный Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" личных черт, обезличенный и

бюрокра­тизированный договор, который мы имеем сейчас, - сначала мы

имеем в виду контракт трудового найма, хотя это относится также и ко многим

другим договорам, - который предоставляет очень ограниченную свободу Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" выбора, в

основном строится но формуле "c'est a prendrе ou a laisser" [хочешь бери, не

хочешь - для тебя же ужаснее - фр.]. Он совсем лишен прежних соответствующих черт,

большая часть из которых стали неосуществимыми в критериях, когда Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" огромные концерны

имеют дело с другими циклопическими концернами либо безликими массами рабочих либо

потребителей. Эта пустота заполняется тропической порослью новых юридических

структур - и если пошевелить мозгами, то никак по другому и быть Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" не могло.

Таким макаром, капиталистический процесс отодвигает на зад­ний план все те

университеты, в особенности институт личной принадлежности и институт свободного

договора, которые выражали потребности и способы поистине "личной" экономической

деятельности. Если он не избавляет их Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" стопроцентно, как это случилось со свободой

договорных отношений на рынке труда, он добивается такого же результата, изменяя

относительную значимость имеющихся юри­дических форм, - к примеру, усиливая

юридические позиции корпоративного бизнеса в противовес тем, которые занимают

приятельства Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" либо конторы, находящиеся в персональной принадлежности, - либо

изменяя их содержание и смысл. Капиталистический процесс, подменяя стенки и

оборудование завода обычный пачкой акций, выхолащивает саму идею принадлежности.

Он ослабляет хватку собственника, некогда бывшую таковой сильной, - легитимное Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" право

и фактическую способность распоряжаться собственной собственностью по собственному

усмотрению. В итоге держатель титула принадлежности утрачивает волю к борьбе

- борьбе экономической, физической и политической за "собственный" завод и собственный

контроль над этим заводом Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия", он теряет способность умереть, если будет нужно, на

его пороге. И это исчезновение того, что можно именовать вещественной субстанцией

принадлежности, - ее видимой и ощутимой действительности - оказывает влияние не только лишь на

отношение к ней ее Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" держателей, да и на отношение рабочих и общества в целом.

Дематериализованная, лишен­ная собственных функций и отстраненная собственность не

впечатляет и не внушает чувства преданности, как собственность в период собственного

расцвета. С течением времени не Глава седьмая - Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" остается никого, кого бы реально заботила ее судьба,

ни снутри огромных концернов, ни за их пределами.




glava-semnadcataya-v-kotoroj-hodyachij-zamok-pereezzhaet.html
glava-sh-sistemnost-kommunikacii-i-vidi-kommunikativnih-sistem.html
glava-shestaya-beloe-solnce-pustini-2.html