Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие!

^ Глава шестнадцатая


В ту ночь летучая мышь влетела в комнату через раскрытую дверь балкона,

в которую нам видна была ночь над крышами городка. В комнате было мрачно,

только ночь над городом слабо светила в Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие! балконную дверь, и летучая мышь не

ужаснулась и стала носиться по комнате, как будто под открытым небом. Мы лежали

и смотрели на нее, и, должно быть, она нас не лицезрела, так как мы лежали

очень Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие! тихо. Когда она улетела, мы узрели луч прожектора и смотрели, как

светлая полоса передвигалась по небу и позже пропала, и опять стало мрачно.

Посреди ночи поднялся ветер, и мы услышали голоса Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие! артиллеристов у зенитного

орудия на примыкающей крыше. Было прохладно, и они надевали плащи. Я вдруг

встревожился посреди ночи, вроде бы кто не вошел, но Кэтрин произнесла, что все

дремлют. Один раз посреди ночи мы уснули, и когда я Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие! пробудился, Кэтрин не было в

комнате, но я услышал ее шаги в коридоре, и дверь отворилась, и она подошла

к постели и произнесла, что все в порядке: она была понизу, и там все дремлют Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие!. Она

подходила к двери мисс Ван-Кампен и слышала, как та дышит во сне. Она

принесла сухих галет, и мы ели их, запивая вермутом. Мы были очень голодны,

но она произнесла, что Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие! днем вое это необходимо будет из меня вычистить. Под утро,

когда стало светать, я уснул опять, и когда пробудился, увидел, что ее опять

нет в комнате. Она пришла, свежайшая и прекрасная, и села на Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие! кровать, и пока я

лежал с градусником во рту, поднялось солнце, и мы ощутили запах росы на

крышах и позже запах кофе, который варили артиллеристы у орудия на примыкающей

крыше.

- На данный момент неплохо бы погулять Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие!, - произнесла Кэтрин. - Будь здесь кресло, я

могла бы вывезти тебя.

- Как бы я сел в кресло?

- Уж как-нибудь.

- Вот поехать бы в парк, позавтракать на воздухе. - Я посмотрел в

отворенную Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие! дверь.

- Нет, на данный момент мы займемся другим делом, - произнесла она. - Необходимо

приготовить тебя к приходу твоего друга доктора Валентини.

- А правда превосходный доктор?

- Мне он не так приглянулся, как для тебя. Но он, должно Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие! быть, неплохой доктор.

- Иди ко мне, Кэтрин. Слышишь? - произнес я.

- Нельзя. Как отлично было ночкой!

- А нельзя для тебя взять дежурство и на эту ночь?

- Я и буду дежурить, возможно Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие!. Но только ты меня не захочешь.

- Захочу.

- Не захочешь. Для тебя еще никогда не делали операции. Ты не знаешь, какое

у тебя будет самочувствие.

- Знаю. Очень не плохое.

- Тебя будет тошнить, и для Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие! тебя не до меня будет.

- Ну, тогда иди ко мне на данный момент.

- Нет, - произнесла она. - Мне необходимо вычертить кривую твоей температуры,

милый, и приготовить тебя.

- Означает, ты меня не любишь, раз не хочешь Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие! придти.

- Какой ты глуповатый! - Она поцеловала меня. - Ну вот, кривая готова.

Температура всегда обычная. У тебя такая расчудесная температура.

- А ты вся расчудесная.

- Нет, нет. Вот у тебя температура расчудесная. Я жутко горжусь Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие! твоей

температурой.

- Наверное, у всех наших малышей будет восхитительная температура.

- Боюсь, что у наших малышей будет мерзкая температура.

- А что необходимо сделать, чтоб приготовить меня для Валентини?

- Пустяки, только это не Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие! очень приятно.

- Мне жалко, что для тебя приходится с этим возиться.

- А мне нисколечко. Я не желаю, чтоб кто-либо другой до тебя

дотрагивался. Я глуповатая. Я взбешусь, если кто-либо до тебя Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие! дотронется.

- Даже Фергюсон?

- В особенности Фергюсон, и Гэйдж, и эта, как ее?

- Уокер?

- Вот-вот. Очень много тут сестер. Если не прибудут еще раненые,

нас переведут отсюда. Тут сейчас четыре сестры.

- Наверняка Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие!, прибудут еще. Четыре сестры не так много. Лазарет

большой.

- Надеюсь, что прибудут. Что мне делать, если меня захочут перевести

отсюда? А ведь так и будет, если не прибавится покалеченых.

- Я тогда тоже уеду.

- Не гласи Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие! глупостей. Ты еще не можешь никуда ехать. Но ты поскорее

поправляйся, милый, тогда и мы с тобой куда-нибудь поедем.

- А позже что?

- Может быть, война кончится. Не вечно же будут Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие! вести войну?

- Я поправлюсь, - произнес я. - Валентини меня вылечит.

- Еще бы, с такими-то усами! Только знаешь, милый, когда для тебя дадут

эфир, думай о чем-нибудь другом - только не о нас с тобой. А Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие! то ведь под

наркозом многие болтают.

- О чем все-таки мне мыслить?

- О чем хочешь. О чем хочешь, только не о нас с тобой. Думай о собственных

родных. Либо о какой-либо Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие! другой девице.

- Нет.

- Ну, тогда читай молитву. Это произведет красивое воспоминание.

- А может быть, я не буду болтать.

- Может быть. Не все ведь болтают.

- Вот я и не буду.

- Не хвались, милый. Пожалуйста Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие!, не хвались.

Ты таковой неплохой, не надо для тебя хвалиться.

- Я ни слова не скажу.

- Снова ты хвалишься, милый. Совершенно для тебя ни к чему хвалиться. Просто,

когда для тебя произнесут дышать поглубже, начни Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие! читать молитву, либо стихи, либо еще

чего-нибудть. Тогда все будет отлично, и я буду гордиться тобой. Я вообщем

горжусь тобой. У тебя такая расчудесная температура, и ты спишь, как небольшой

мальчишка Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие!, обнимаешь подушку и думаешь, что это я. А может быть, не я, а

другая? Какая-нибудь итальянская кросотка?

- Нет, ты.

- Ну естественно, я. И я тебя очень люблю, и Валентини приведет твою ногу в

полный Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие! порядок. Как отлично, что мне не придется быть при всем этом.

- А ты будешь дежурить ночкой?

- Да. Но для тебя будет все равно.

- Увидим.

- Ну, вот и все, милый. Сейчас ты Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие! совершенно незапятнанный, и снаружи и снутри.

Скажи мне вот что: сколько дам ты обожал в собственной жизни?

- Ни одной.

- И меня нет?

- Тебя - да.

- А скольких еще?

- Ни одной.

- А скольких - как это Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие! молвят? - скольких ты знал?

- Ни одной.

- Ты говоришь неправду.

- Да.

- Так и нужно. Ты мне всегда гласи неправду. Я так и желаю. Они были

хорошие?

- Я ни одной не знал.

- Верно. Они были Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие! очень симпатичные?

- Понятия не имею.

- Ты только мой. Это правильно, и больше ты никогда ничей не был. Но мне

все равно, если даже и не так. Я их не боюсь. Только ты Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие! мне не рассказывай

про их. А когда дама гласит мужчине про то, как много это стоит?

- Не знаю.

- Ну естественно, ты не знаешь. А она гласит ему, что любит его? Скажи

мне. Я желаю знать Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие!.

- Да. Если он этого желает.

- А он гласит ей, что любит ее? Скажи. Это очень принципиально.

- Гласит, если желает.

- Но ты никогда не гласил? Правильно?

- Нет.

- Нет, правильно? Скажи мне правду.

- Нет Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие!, - солгал я.

- Ты не гласил, - произнесла она. - Я так и знала, что ты не гласил. Ты

милый, и я тебя очень, очень люблю.

Солнце высоко стояло над крышами, и я лицезрел шпили Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие! собора с солнечными

бликами на их. Я был чист снаружи и снутри и ждал прихода доктора.

- Означает, так? - произнесла Кэтрин. - Она гласит все, что ему охото?

- Не всегда.

- А я буду всегда. Я буду всегда гласить Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие! все, что ты пожелаешь, и я

буду делать все, что ты пожелаешь, и ты никогда не захочешь других дам,

правда? - Она поглядела на меня отрадно. - Я буду делать то, что Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие! для тебя

охото, и гласить то. что для тебя охото, тогда и все будет волшебно, правда?

- Да.

- Ну, вот ты и готов к операции. А сейчас скажи, чего бы для тебя хотелось

на данный момент?

- Иди Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие! ко мне.

- Отлично. Иду.

- Ты моя очень, очень, очень возлюбленная, - произнес я.

- Вот видишь, - произнесла она. - Я делаю все, что ты хочешь.

- Ты у меня умница.

- Я только боюсь, что Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие! ты еще не совершенно мной доволен.

- Ты умница.

- Я желаю того, чего хочешь ты. Меня больше нет. Только то, чего хочешь

ты.

- Милая.

- Ты доволен? Правда, ты доволен? Ты не хочешь других дам?

- Нет.

- Видишь, ты Глава шестнадцатая - Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие! доволен. Я делаю все, что ты хочешь.




glava-shestaya-vozmesheniya-vreda-poterpevshemu-v-poryadke-grazhdanskogo-iska-v-sudoproizvodstve-rf.html
glava-shestayapostoyannij-kapitali-peremennijkapital-kniga-pervaya-process-proizvodstva-kapitala-17.html
glava-shestdesyat-pervaya-a-a-ignateva-predislovie.html